Меню Рубрики

Егоров а ю рано начинающийся алкоголизм современное состояние проблемы

Молодость – самая необычная и запоминающаяся пора нашей жизни. Время перемен и новых начинаний. Период, когда каждый из нас старается определить свой дальнейший жизненный путь.

В этом возрасте крайне важно составить для себя правильное представление о том, что нас окружает, понять, какие ценности верны, а каких стоит избегать. Влияние социума, безусловно, велико. Но отдавать формирование своих воззрений лишь в руки окружения (зачастую неблагоприятного) является ошибкой. Детство далеко позади. Потому важно учиться оценивать происходящее вокруг самому, выбирать верные ориентиры и направления. Это, пожалуй, наибольшая сложность, пренебрежение которой приводит к различным проблемам в обществе. Одной из таких проблем является молодежный алкоголизм.

Согласно последним данным медицинской статистики и различных социологических исследований, в молодежной среде уровень алкоголизации является необычайно высоким. В возрасте от 12 до 22 лет, с той или иной частотой, алкоголь употребляют около 82% людей. Более того, средний возраст, с которого подростки начинают употреблять алкоголь, составляет 14 лет. Здесь стоит отметить, что сам по себе алкоголизм у подростков встречается довольно редко, поскольку алкоголизм как заболевание формируется в течение определенного промежутка времени, и зачастую не успевает сформироваться к совершеннолетию. Однако ни в коем случае нельзя исключать такой факт, как ранняя алкоголизация. Она то и приводит к развитию алкоголизма в возрасте 20-22 лет. Ранней алкоголизацией принято считать раннее знакомство с крепкими спиртными напитками (до 16 лет) и частое их употребление в подростковом возрасте.

Данные официальной статистики зафиксировали, что за период с 1991 по 2000 годы число впервые диагностированных подростков, больных алкоголизмом выросло в 1.5 раза и составило 10.5 на 100 тыс. подростков. Число подростков, состоящих на учете у наркологов, также выросло в 1.5 раза и по данным официальной статистики на 2000 г. составило 819.8 человек на 100 000 населения.

Выпивка намного опаснее для подростков, чем для взрослых. У подростков больший риск впадения в кому, из-за низкого уровня сахара в крови, склонность к гипотермии (переохлаждению) и развитию болезней дыхательных органов. Алкоголь также отрицательно влияет на иммунную систему, делает подростка намного восприимчивее к инфекциям, например, к пневмонии, ВИЧ и туберкулезу.

Алкоголь действует и на головной мозг. Если человек начал выпивать в юности, это приводит к развивающейся с возрастом потере памяти. Поскольку подростки более чувствительны к нейротоксическому воздействию алкоголя, последствия повреждения головного мозга могут быть самыми непредсказуемыми.

На этапе ранней алкоголизации необходимо отметить феномен, называемый Групповой психической зависимостью. Здесь речь идет об употреблении спиртных напитков только в «своей» компании. В чужих же местах и с незнакомыми людьми тяга к спиртному полностью пропадает. К тому же, отрыв от группы, как правило, полностью прекращает алкоголизацию, что является положительным моментом. Так же отмечается, что групповая зависимость, по сути своей, является проявлением аддиктивного поведения, то есть злоупотребления различными веществами, изменяющими психическое состояние, до того, как от них сформировалась зависимость.

Но групповая зависимость является отнюдь не единственной причиной злоупотребления молодежью спиртными напитками. Согласно опросам молодых людей, самыми распространенными причинами употребления алкоголя являются желание повысить настроение и снять напряжение. Здесь причина кроется в неверных представлениях молодых людей о «полезных свойствах» алкоголя. Что касается взрослого контингента, принято считать, что многие употребляют алкоголь с целью уйти от проблем. Молодежь, однако, уверена, что алкоголь улучшает их настроение, взбадривает, помогает создать правильную атмосферу, сближает малознакомые компании, делает беседу более оживленной и интересной. Для несовершеннолетних пьющих характерны наигранность, бесцеремонность, развязность, которые легко сменяются подавленностью и беспомощностью. Они затрудняются прогнозировать события, теряют способность реагировать на стимулы прошлого и будущего, не могут вырваться из плена сиюминутных переживаний и побуждений, живут одним днем. У них наблюдаются легковесность и поверхностность суждений, излишняя словоохотливость, повышенная самооценка.

Подавляющее большинство молодежи прекрасно знает об огромном вреде алкоголя. Проводятся различные семинары, на которых каждый узнает о том, сколько проблем и неприятностей доставит чрезмерное употребление спиртных напитков, тем более в раннем возрасте. Однако, даже при всеобщей информированности подростки не стремятся бросить данную привычку. Это заставляет сделать вывод, что они неправильно оценивают тот вред, который алкоголь наносит их организму, либо попросту не стремятся этого делать вообще. В целом алкоголизм не привычка, а болезнь. Привычка контролируется сознанием, от нее можно избавиться. Пристрастие к алкоголю преодолеть сложнее из-за отравления организма.

Нельзя не отметить огромное влияние определенных видов спиртных напитков. Ведь в настоящий момент многие специалисты рассматривают в качестве одной из самых важных проблем современного российского общества пивной алкоголизм среди молодёжи. От алкогольной зависимости, прежде всего, это касается пива, страдает всё больше и больше молодых людей. Предпочитающие легкие алкогольные напитки обычно употребляют их в компании сверстников, на дискотеке, днях рождениях, «чтобы утолить жажду летом», достаточно редко в одиночестве. Почти все подростки данной группы сообщали, что желание выпить обычно возникает у них в компании сверстников. Такой характер употребления спиртного указывает на наличие групповой психической зависимости у данных подростков. Примечательно, что подростки, предпочитавшие легкие спиртные напитки, в 100% случаев отрицали существование проблемы, связанной с алкоголизацией и на прием к врачу обратились исключительно под настойчивым влиянием родственников и друзей. В процессе дальнейшего психотерапевтического лечения эти подростки представляли наибольшую сложность в плане коррекции алкогольной анозогнозии.

Большое значение имеет то, что потребность в алкоголе не входит в число естественных жизненных потребностей человека, как, например, потребность в кислороде или пище, и потому сам по себе алкоголь не имеет побудительной силы для человека. Однако, эта потребность, как и некоторые другие «потребности» человека (например, курение), появляется потому, что общество, во-первых, производит данный продукт и, во-вторых, «воспроизводит» обычаи, формы, привычки и предрассудки, связанные с его потреблением. Разумеется, что эти привычки не присущи всем в одинаковой степени.

Проблема алкоголизма для нашей страны сверхактуальна. Как известно, болезнь легче предупредить, чем лечить, поэтому кроме лечения болезни, которое на сегодняшний день не эффективно, требуется искоренять причины этой проблемы. Относительно простым выходом из данной ситуации могло бы стать радикальное повышение цен на спиртные напитки, которое снизило бы их доступность. Важными социальными мерами на сегодняшний день остаются запреты на распитие спирта, высокая профилактическая и агитационная работа и др.

Сегодня проблема алкоголизма является нерешенной как в мире, так и в России. Сейчас в России насчитывается более 2 миллионов граждан, страдающих алкоголизмом, что выводит данную проблему из числа частных, локальных в область государственных проблем. Проблема алкоголизма давно превратилась в масштабную медико-социальную угрозу российской нации.

Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А.Е. Личко Л..- Медицина. -1983. -255с.

Егоров А.Ю. Рано начинающийся алкоголизм: современное состояние проблемы / А.Ю. Егоров// Вопросы наркологии.- 2002.- С. 50-54

Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития /Ц.П. Короленко//Обозрение психиатрии и медицинской психологии. -1991. — С. 8-15

источник

Наркоманы никогда не бывают хорошими учениками, а пос­ле окончания школы, если им это удается, редко выполняют ка­кую-нибудь ответственную работу. Наркоман вообще не знает, что такое настоящая работа. Чаше всего он является безработ­ным, живет на иждивении у своей семьи или на нелегальные доходы. Он редко бывает женат, а если и женится, то имеет в браке серьезные проблемы.

3апрограммированные исключительно на приобретение и употребление наркоти­ков, они интересуются только собственным удовольствием от действия этих препаратов. Неспособные к длительным и глубо­ким межличностным контактам, наркоманы получают удовлет­ворение только от наркотика. Они ничего не могут дать другим, они могут только брать. Прежде всего их интересует, где и как достать наркотик.)

Неполноценные связи с другими людьми являются следстви­ем неполноценного «Я» наркомана, для которого либидо явля­ется с размытым эротическим понятием». Для наркоманов, де­лающих себе уколы, шприц может стать символом полового орга­на, в то время как у наркоманов, глотающих таблетки, явно про­являются оральные сексуальные наклонности. Сексуальный приоритет у наркоманов выражен слабо и в любой момент мо­жет быть нарушен.

По причине ущербности социального развития личности наркоман старается избегать любой формы ответственности, становится недружелюбным и недоверчивым по отношению к тем, кого он считает частью угрожающего ему мира. Поэтому объединение наркоманов в группы является одной из их соци­альных потребностей. По этой причине современные нарко­маны, за исключением шизофренических личностей, редко принимают наркотики в одиночку. Большинство из них жи­вет в неформальных группах, и наркоманская группа является одной из отличительных черт современной наркомании. В боль­шинстве случаев наркоману еще в период, предшествующий возникновению зависимости, не хватало чувства уверенности. Наркоманская группа также несет в себе черты неудачного само­лечения социально неуверенных и эмоционально незрелых личностей. Мотивы объединения в группы наверняка не явля­ются здоровыми. Связи внутри группы непрочны, но напере­кор всему наркоманская группа существует, особенно перед лицом опасности извне. Членов наркоманской группы объединяет необходимость добывания наркотиков, а также один образ жизни. В такой группе нет иерархии, все ее члены имеют равные права и никаких обязанностях. Они уважают свободу, понимаемую как анархию и своего рода фетиш. Иногда какая — нибудь сильная личность может подчинить себе всю группу, и тогда наркоманы считают ее своим духовным и идейным лидером, подчиняются беспрекословно, веря, что эта личность является олицетворением всех их чаяний.

После начала употребления наркотиков у подростка психи­ческая зависимость формируется гораздо раньше, чем после употребления алкоголя. Она проявляется в том, что человек стре­мится вновь вернуть состояние, которое он испытывал, нахо­дясь в наркотическом опьянении. Он стремится или получить приятные ощущения от приема наркотиков, которые могут быть очень сильны, или, находясь под воздействием наркотиков, от­влечься от неприятных переживаний и отрицательных эмоций. В первом случае человек, будучи лишен возможности принимать наркотики, воспринимает действительность «серой», недоста­точно динамичной и живой, во втором — оказывается подавлен проблемами, от которых он пытался уйти, прибегая к употреб­лению наркотиков. В зависимости от вида наркотика его воз­действие на человека может проявляться по-разному. Стремле­ние избежать психологического и эмоционального дискомфор­та столь сильно, что человек не в силах отказаться от дальнейше­го употребления. На этой стадии заболевания ему уже необхо­дима помощь специалистов — психологов и врачей, которая мо­жет быть эффективной только при поддержке близких людей, особенно родителей.

Как правило, формирование психофизиологической зависимости происходит в такой последовательности:

II этап —периодическое употребление;

III этап —регулярное употребление;

V этап — психофизиологическая зависимость

В зависимости от стадии заболевания изменяется и частота употребления наркотиков и алкоголя — от проб через эпизоди­ческое употребление к систематическому. Однако систематичес­кое употребление не обязательно связано с наличием физичес­кой зависимости, а может начаться и значительно раньше.

[1] Углов Ф.Г. Потребление алкоголя — социальная проблема. Соратник.2002. №10.С.54. [2] Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М., Медицина. 1990.С.206. [3] Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология. Л.:Медицина,1991 .С.304. [4] Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М., Медицина. 1990.С.272. [5] Савченков В.В. Употребления алкоголя подростками. М.Психология.2000.С.30-33. [6] Иванец Н.Н. Медико-социальные проблемы наркологии и пути их решения. 1999.№ 4.С. 58. [7] Сидоров П.И., Митюхляев А.В. Ранний алкоголизм. Архангельск: Изд-во АГМА, 1999. С.306. [8] Коровин А.М. Последствия алкоголизма и общественная борьба с ним. М., 1896.С. 78. [9] Сидоров П.И., Митюхляев А.В. Ранний алкоголизм. Архангельск: Изд-во АГМА, 1999. С.306. [10] Коровин А.М. Последствия алкоголизма и общественная борьба с ним. М., 1896.С. 78. [11] Иванец Н.Н. Медико-социальные проблемы наркологии и пути их решения. 1999.№ 4.С.108. [12] Егоров А.Ю. Рано начинающийся алкоголизм.М.2002.С.50-54. [13] Савченков В,В. Употребления алкоголя подростками. М.Психология.2000.С.48-53. [14] Углов Ф. Г. Потребление алкоголя-социальная проблема. Соратник.2001. №10.С. 114. [15] Углов. Ф.Г. Можно ли пить культурно?;Соратник 2000. №2.С. 83.

Еникеева Д.Д.Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков: Учеб. пособие для ОТуД. сред, и высш. пед.учеб. заведений — 2-е изд. , стереотит. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. С.144.

[16] СПРАВКА о состоянии наркологической помощи населению САО в 2005-2006 г.и за 4 месяца 2007 года. Наркологический диспансер № 11 УЗ САО города Москвы. [17] Веселовский В.В. Алкоголь и разрушение личности. Москва, «Наука», 1987.

источник

Описание: Последнее десятилетие XX века ознаменовалось небывалым ростом наркоманий и алкоголизма, главным образом среди подрастающего поколения. Темпы роста наркомании особенно высоки в городах, хотя и в сельской местности эти негативные тенденции’ также имеют место. Как показывают последние социологические исследования от 18 до 22.2% молодежи регулярно употребляют наркотики или уже являются наркоманами, а доля молодежи, пробовавшей наркотик хотя бы один раз, приближается к 50% (Кесельман, Мацкевич, 2001: Шереги и др., 2001).
Еще одной тенденцией является неуклонное снижение возраста приобщения к наркотикам. За последние десять лет средний возраст первой «пробы» снизился на 6 и достиг 15,4 лет. В действительности знакомство с наркотиками нередко происходит и в 11-12-летнем возрасте. Следует отметить также стирание половых различий у подростков, употребляющих наркотики. Если десять лет назад девочки составляли от 10 до 15 % наркоманов (Личко, Битенский, 1991). то согласно последним данным разных авторов соотношение наркозависимьгх юношей и девушек находится в пределах 2-3:1, за счет резкого вовлечения в наркопотребление последних. И, наконец, еще одной особенностью современной наркологической ситуации в России является изменение предпочтения психоактивных веществ за последние 10 лет. Среди наркоманий повсеместное распространение получила наиболее тяжелая форма — героиновая наркомания. В подростковой среде отмечается существенный рост т. н. «пивного» алкоголизма, когда объектом злоупотребления становятся слабые алкогольные напитки. Участились случаи сочетанного употребления алкоголя и различных наркотиков.
Следует отметить, что эффективность лечения наркологических заболеваний, к сожалению, остается на достаточно низком уровне. Особенно это касается лечения героиновой наркомании, где ремиссии продолжительностью в один год удается достичь лишь в одном случае из десяти, а иногда и меньше. Медицинские и социальные последствия злоупотребления наркотиками и алкоголем катастрофичны. Поэтому в последние годы основной упор делается на недопущение распространения наркоманий в молодежной среде, на профилактику.
Древний принцип медицины: «предотвратить всегда легче, чем лечить», как нельзя лучше подходит к наркологии. Зарубежные и отечественные исследования показывают, что профилактика зависимости должна проводится с детства; она должна быть непрерывной, дифференцированной в зависимости от возраста, правдивой и эффективной. Профилактика стремится выработать у молодого человека антинаркотические установки, базируясь не на страхе, а на формировании позитивных жизненных навыков, альтернативных наркопотреблению форм поведения. По существу, только продуктивная профилактика позволит предотвратить надвигающееся вырождение подрастающего поколения.
Современный подход требует привлечения к профилактической работе широкого круга специалистов: от врачей и психологов до воспитателей и учителей. Очевидно, что основным местом профилактической работы должны стать образовательные учреждения. В связи с этим необходимо углубленное обучение всех работников образовательной сферы по вопросам наркологии.
Настоящее учебное пособие было написано на основе курса «Основы наркологии», который автор начал читать студентам-психологам и педагогам в Институте специальной педагогики и психологии Международного университета семьи и ребенка им. Р. Валленберга в 1999 году. Автор выражает искреннюю благодарность ректору Института проф. Л.М. Шипицыной, а также коллегам за ценные советы и возможность широкого обсуждения данной работы. Автор надеется, что предлагаемая книга будет полезна не только психологам и педагогам, но и всем, кто занимается профилактикой алкоголизма и наркоманий, в том числе студентам-медикам и врачам, специализирующимся по наркологии и психиатрии.

Читайте также:  Гипноз от алкоголизма отзывы санкт петербург

Содержание учебного пособия

«Возрастная наркология»

Социально-психологические и медико-биологические факторы развития химической зависимости. Эпидемиология зависимости

  1. Социальные факторы
  2. Психологические факторы
  3. Медико-биологические факторы
  4. Эпидемиология алкоголизма и наркомании
  1. Понятие о рецепторе и нейромедиаторных системах мозга
  2. Подкрепляющие свойства этанола и наркотиков
  3. Эндогенная опиоидная система
  4. Устойчивое патологическое состояние как основа поддержания состояния наркотической зависимости
  1. Бытовое пьянство
  2. Мотивации употребления алкоголя
  3. Острая алкогольная интоксикация (алкогольное опьянение)
  4. Классификация хронического алкоголизма
  5. Клинические проявления и закономерности течения алкоголизма
  6. Механизмы психологической защиты при алкоголизме
  7. Методы диагностики и выявления хронического алкоголизма
  1. Поражение пищеварительной системы
  2. Заболевания сердечно-сосудистой системы
  3. Поражение иммунной системы
  4. Поражение дыхательной системы
  5. Неврологические осложнения
  6. Поражения половых желез и сексуальные нарушения
  1. Синдромология, классификация
  2. Основные понятия
  3. Синдромология наркоманий
  4. Классификация наркомании и токсикомании
  1. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления опиоидов
  2. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления каннабиоидов
  3. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления седативных и снотворных веществ
  4. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления кокаина
  5. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления других стимуляторов, включая кофеин
  6. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления галлюциногенов
  7. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления табака
  8. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления летучих растворителей
  9. Психические и поведенческие расстройства вследствие сочетанного употребления наркотиков
  1. Подростковый возраст как фактор риска развития аддиктивного поведения
  2. Аддиктивное поведение
  3. Аддиктивное поведение и преморбид
  4. Переход аддиктивного поведения в химическую зависимость
  5. Клинические и психологические аспекты раннего алкоголизма
  6. Современные особенности подросткового алкоголизма
  7. Диагностика химической зависимости у подростков
  1. Принципы лечения наркологических больных
  2. Лечение хронического алкоголизма
  3. Лечение наркоманий и токсикомании
  1. Зарубежный опыт профилактики
  2. Профилактика химической зависимости в образовательных учреждениях
  3. Реабилитация в наркологии

Программа курса «Возрастная наркология»
Глоссарий наркологических термипов
Литература

источник

АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
«Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства»
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

АЛКОГОЛИЗАЦИЯ И АЛКОГОЛИЗМ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

А.Ю. Егоров, д.м.н. Зав. кафедрой клинико-физиологических дисциплин Института специальной педагогики и психологии Международного университета семьи и ребенка им. Р. Валленберга, профессор факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Последние социологические исследования и данные официальной медицинской статистики показывают, что употребление алкоголя достаточно широко распространено в молодежной среде. С той или иной частотой потребляют алкогольные напитки, согласно личному признанию, около 82% людей в возрасте 12-22 лет. Средний возраст, в котором молодежь начинает потреблять алкоголь, составляет 14 лет. Пьют алкогольные напитки (включая пиво) ежедневно или через день 33.1% юношей и 20.1% девушек. Пиво — наиболее любимый молодежью напиток: его предпочитают ? подростков. Каждый третий подросток в возрасте 12 лет употребляет пиво, а в возрасте 13 лет — двое из каждых трех. Доля злоупотребляющих спиртными напитками в школах составляет 15.7%, в ПТУ — 24.4%, в техникумах и колледжах — 33.7%, в вузах — 32.4%. (Шереги и др., 2001).

Данные официальной статистики зафиксировали, что за период с 1991 по 2000 годы число впервые диагностированных подростков, больных алкоголизмом выросло в 1.5 раза и составило 10.5 на 100 тыс. подростков. Число подростков, состоящих на учете у наркологов, также выросло в 1.5 раза и по данным официальной статистики на 2000 г. составило 819.8 человек на 100 000 населения. О явно неблагополучной ситуации в отношении алкоголя свидетельствует и существенный рост алкогольных психозов среди подростков — в 8 раз — за последнее 10-тилетие ХХ века (Кошкина, 2002). Это прогностически неблагополучный показатель, т.к. алкогольный психоз у подростка — в принципе случай достаточно редкий (Личко, Битенский, 1991). Для его возникновения хронический алкоголизм должен длиться минимум 2-3 года.

Сам по себе ранний (или подростковый) алкоголизм формируется в возрасте от 13 до 18 лет и подразумевает развитие хотя бы первой стадии заболевания. Диагноз раннего алкоголизма (I стадия) ставится на основании следующих критериев: 1) появление индивидуальной психической зависимости (алкоголизация становится главным интересом в жизни, начинают пить 2-3 раза в неделю, нередко в одиночку); 2) повышение толерантности к спиртному; 3) утрата рвотного рефлекса; 4) утренняя анорексия (отсутствие аппетита); 5) палимсесты (частичная утрата памяти) опьянения.

Алкоголизм у подростков встречается не очень часто, поскольку алкоголизм как заболевание развивается в течение определенного промежутка времени и зачастую не успевает сформироваться к совершеннолетию. Наиболее актуальной проблемой в этом возрасте является ранняя алкоголизация, которая и приводит к формированию алкоголизма к возрасту 20-22 лет. Ранняя алкоголизация — это знакомство со спиртным до 16 лет и регулярное его употребление в старшем подростковом возрасте (Личко, Битенский, 1991). Ранняя алкоголизация рядом авторов рассматривается как нарушение поведения (Личко, 1985; Личко, Битенский, 1991, Сидоров, Митюхляев, 1999), требующее скорее психолого-педагогической, а не медицинской коррекции.

На этапе ранней алкоголизации при ее переходе в алкоголизм у подростков отмечается феномен групповой психической зависимости, когда тяга к спиртному возникает исключительно в «своей» компании (Строганов, Капанадзе, 1978). За пределами «своей» группы тяготения к алкоголю нет: с чужими и малознакомыми не пьют. Отрыв от группы прекращает алкоголизацию. Наличие групповой психической зависимости не свидетельствует о наличии хронического алкоголизма, а лишь угрожающим предвестником его. С точки зрения А.Е. Личко (1985) групповая зависимость является проявлением аддиктивного поведения подростков.

Аддиктивное поведение (addictive behavior) — это злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, включая алкоголь и курение табака, до того, как от них сформировалась зависимость (Miller, 1984; Landry, 1987). Ц.П. Короленко (1991) дает более широкую трактовку определения аддиктивного поведения: это «одна из форм деструктивного поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активных видах деятельности, что сопровождается развитием интенсивных эмоций».

С точки зрения А.Е. Личко и В.С Битенского (1991), для подростков термин аддиктивное поведение представляется наиболее адекватным, поскольку указывает на то, что речь идет не о болезни, а о нарушениях поведения. Авторы выделяют два пути, по которым развивается аддиктивное поведение. В первом случае подростки пробуют различные ПАВ: бензин, клей, затем алкогольные напитки, не гнушаясь при этом приложенных таблеток или сигарет с марихуаной. Последовательность употребления может быть различной, экспериментирование продолжается до того момента, пока не будет окончательно выбрано наиболее предпочитаемое вещество. Иногда злоупотребление обрывается раньше.

Во втором — наблюдается злоупотребление только одним каким-нибудь ПАВ (бензин, алкоголь и др.). Ранее сосредоточение на одном наркотике обычно связано с недоступностью других, реже происходит произвольный выбор.

А.Е. Личко (1985) подчеркивал, что важную роль в развитии аддиктивного поведения играет преморбидные особенности личности, точнее особые типы акцентуации характера.

На примере ранней алкоголизации у подростков можно проследить как та или иная акцентуация влияет на становление алкогольного варианта аддиктивного поведения. Подростки с акцентуациями неустойчивого, эпилептоидного, гипертимного и истероидного круга наиболее склонны к выпивкам. Алкоголизация у неустойчивых — это результат их тяготения к легким развлечениям, способность легко попадать под дурное влияние. Побудительный мотив — получить веселое настроение. Это перекликается с мнением К. Леонгарда (1989), что общей характерологической особенностью, которая предрасполагает к алкоголизму, является сниженная способность к самоконтролю, тенденция действовать по минутному впечатлению. У неустойчивых чаще встречаются неглубокие степени опьянения. Сходный с неустойчивыми тип алкоголизации отмечается и у гипертимных подростков. У эпилептоидных подростков картина алкоголизации иная: короткая стадия эйфории, затем опьянение по дисфорическому типу — агрессия, аутоагрессия, может быть сексуальное насилие. Эпилептоиды напиваются до тяжелых степеней опьянения. Для них алкоголизация — это своеобразная «разрядка» накопившегося напряжения и раздражения. Истероиды и в алкоголизации остаются демостративными — преувеличивают степень опьянения, с пафосом рассказывают сверстникам о большом количестве спиртного, которое они могут выпить. Иногда изображают алкогольных эстетов: рассказывают сверстникам, что они употребляют только элитные алкогольные напитки, причем определенного сорта.

А.Е. Личко (1983; 1985) подчеркивал, что именно акцентуанты неустойчивого круга наиболее подвержены риску развития аддиктивного поведения в целом, поскольку именно у них наиболее развита реакция группирования со сверстниками. В более поздних исследованиях особенностей акцентуаций характера подростков с аддиктивным поведением и наркоманией было выявлено преобладание эпилептоидного и истероидного типа (Гузиков и др., 1993). В последних публикациях появились сообщения о преобладании гипертимных и конформных акцентуантов, наряду с эпилептоидными, в наркотизирующейся подростковой популяции (Романов, Горпиенко, 2001). Появились исследования, где приводятся данные о преобладании различных типов акцентуаций при разных формах наркомании: среди больных эфедроновой наркоманией чаще всего встречаются истероидные акцентуанты, а среди опийных наркоманов — эпилептоидные (Шабанов, Штакельберг, 2000).

Мы исследовали личностные особенности у 30 наркозависимых подростков (героиновая наркомания), проходящих курс лечения в клинике, а также у 32 подростков с ранним алкоголизмом, обучающихся в вечерней школе г. Волосово (райцентр Ленинградской области). Личностные особенности изучались посредством диагностической беседы по А.Е. Личко (Личко, 1983), а также с помощью патохарактерологического диагностического опросника (ПДО) (Иванов, Личко, 1992). В качестве контроля к группе наркозависимых подростков выступала верифицированная по возрасту и полу группа из 30 здоровых школьников г. Санкт-Петербурга, а к группе алкоголизировавшихся — группа из 18 неалкоголизирующихся подростков из той же школы.

Анализ результатов ПДО показал, что в группе подростков-наркоманов по сравнению с контрольной группой достоверно преобладают подростки с эпилептоидными чертами характера, а также склонность к алкоголизму и депрессии. В контрольной группе достоверно преобладали психастеники, а эпилептоидный тип находился на последнем месте. В целом в экспериментальной группе отмечалось практически все типы акцентуаций характера, из которых также доминировали гипертимный и истероидный типы. Реже всего встречались сенситивные и психастеники.

Среди алкоголизирующихся подростков, по сравнению с контрольной группой, также преобладали подростки с гипертимными, истероидными и эпилептоидными чертами. Неустойчивый тип акцентуации встречался в единичных случаях.

Корреляционный анализ результатов, полученных в экспериментальной группе, выявил положительную корреляцию между гипертимным и эпилептиодным типами акцентуации и склонностью к алкоголизации, а также реакцией эмансипации. У наркозависимых подростков склонность к алкоголизации в свою очередь коррелирует с риском возникновения суицидных попыток, а показатель «риск депрессии» положительно коррелирует с показателем «риск дезадаптации».

В связи с тем, что гипертимному и эпилептоидному типам свойственна акселерация в отношении физического и полового развития, а реакция эмансипации обостряет конфликты в системе взаимоотношений подросток — взрослый, то алкоголизация выступает как проявление реакции протеста.

Таким образом, результаты нашего исследования показали, что на современном этапе в популяции подростков как с героиновой, так и с алкогольной зависимостью доминируют гипертимные, истероидные и эпилептиоидные личности. Число неустойчивых акцентуантов среди подростков с аддиктивным поведением существенно снизилось. Особенности гипертимного, эпиленптоидного и истероидного характеров позволяет таким подросткам занимать лидирующие позиции в группе. Опасность данной ситуации представляется в том, что именно потенциальные лидеры — наркоманы и алкоголики — будут способствовать вовлечению в аддиктивное поведение остальных подростков (Егоров и др., 2002).

В научной литературе давно обсуждается вопрос о злокачественности раннего алкоголизма. Сейчас можно утверждать, что проблема злокачественности раннего алкоголизма неоднозначна. Традиционным является представление, что ранняя алкоголизация в подростковом возрасте неминуемо ведет к злокачественному алкоголизму (Стрельчук, 1964; Лукомский, 1970 и др.). В то же время, в посление десятилетия преобладает точка зрения, что злокачественное течение алкоголизма отмечается только у подростков с преморбидной отягощенностью (Ураков, Куликов, 1977; Личко, 1985; Пятницкая, 1988; Личко, Битенский, 1991; Шабанов, 1999).

Как правило, ранний алкоголизм свидетельствует об изначальной психопатичности. По данным разных авторов число случаев психопатии при алкоголизме колеблется от 25 до 52 % (Сидоров, Митюхляев, 1999). Наиболее часто ранний алкоголизм формируется у неустойчивых и эпилептоидных психопатов. У неустойчивых формирование происходит медленно — как следствие регулярных выпивок, часто в асоциальных компаниях. Параллельно алкоголизации происходит нарастание делинквентности. При эпилептоидной психопатии путь иной: после тяжелых первых опьянений с агрессией и аутоагрессией может пробудиться компульсивное влечение пить «до отключки». Это одно из проявлений нарушения влечений при эпилептоидной психопатии. Эпилептоидные психопаты легко переходят к алкоголизации в одиночку. Деньги при этом вымогают у близких и сверстников. С другой стороны, при психастенической и сенсетивной психопатии раняя алкоголизация встречается крайне редко.

В исследовании В.А. Гурьевой и В.Я. Гиндикина (1980) указывается, что наиболее подверженными развитию ранней алкоголизацией оказались возбудимые (эпилептоидные) психопаты — около 40% психопатических личностей, страдающих бытовым пьянством, далее шли истерические и неустойчивые (по 18,4%), мозаичные (14,5%). Реже всего встречались шизоидные, психастеники и тормозные. При трансформации ранней алкоголизации в алкоголизм обнаружена достоверная большая частота неустойчивых психопатов (42,8% от общего числа неустойчивых психопатических личностей против 22,5% с остальными типами психопатий).

Читайте также:  Глицин инструкция по применению при алкоголизме

Кроме психопатий, злокачественное течение алкоголизма отмечается у умственно отсталых подпростков, подростков с резидуально-органической мозговой недостаточностью, у подростков с черепно-мозговыми травмами.

В последние десять лет проявления как ранней алкоголизации, так и раннего алкоголизма существенно изменились по сравнению с 80-ми голами. Вторая половина 80-х годов отмечена последствиями действия Закона о борьбе с пьянством и алкоголизмом от 17.05.85. Законодательно был поднят предельный возраст (до 21 года), с которого разрешалась продажа спиртных напитков. Это сопровождалось резким дефицитом спиртного в торговой сфере (многочасовые очереди), а также ростом нелегального производства дистиллированного алкоголя. В результате действия Закона подростковая популяция в абсолютном большинстве оказалась как бы «отрезана» от употребления легальных спиртных напитков. Как показали дальнейшие события, аддиктивное поведение на этом не прекратилось, а приняло иные, более опасные по своим последствиям формы. Во второй половине 80-х годов происходит существенный рост потребления психоактивных токсических веществ, главным образом, летучих ароматических соединений (ЛАС). Появляются первые сообщения о летальных исходах вследствие отравления от вдыхания паров клея «Момент». Появляются исследования, где показана устойчивая связь между токсикоманией вследствие злоупотребления ЛАС в подростковом возрасте и последующим быстрым развитием алкоголизма (Цит. по Личко, Битенский, 1991). Ранняя алкоголизация на том этапе характеризовалась достаточно широким использованием подростками суррогатов и нелегально произведенного алкоголя, отличавшихся высокой токсичностью, что также способствовало более злокачественному течению заболевания.

С начала 90-х годов программа борьбы с пьянством и алкоголизмом оказывается фактически свернутой. С этого же времени начинается стремительный рост потребления алкогольных напитков, в том числе и в подростковой среде. Одновременно отмечается резкое увеличение злоупотребления психоактивными веществами: в 2000 году число подростков, состоящих под диспансерным наблюдением с диагнозом «наркомания» по России достиг уровня 125,1 на 100 тыс. подростков, что превысило уровень болезненности по сравнению с 1991 г. в 17 (!) раз (Кошкина, 2002). Очевидно, что стремительный рост наркомании в подростковой среде не мог не повлиять на особенности ранней алкоголизации.

Нами изучались особенности злоупотребления спиртными напитками у лиц в пубертатном и постпубертаном возрасте, обратившихся на амбулаторный прием в специализированный наркологический центр (Егоров, 2002)1.

За период 1998-2000 гг в медицинский центр обратилось 68 человек в возрасте от 15 до 20 лет, что составило 8.9% от общего числа обратившихся за помощью больных алкоголизмом. Юноши составили 63.8% (46 человек), девушки соответственно 36.2% (22 человека). Диагноз хронический алкоголизм был поставлен 40 человекам (58.8%), у остальных прием спиртного не достигал уровня алкоголизма и расценивался как ранняя алкоголизация (бытовое пьянство). Среди алкоголиков юноши составляли 75% (30 человек), девушки 25% (10 человек). При этом хронический алкоголизм 1-й стадии был установлен у 30 человек (75% от общего числа алкоголиков, 20 юношей, 10 девушек). Критериями постановки диагноза хронического алкоголизма 1-й стадии были: 1) появление психической зависимости (тяга к спиртному, снижение количественного и ситуационного контроля при алкоголизации); 2) повышение толерантности; 3) утрата рвотного рефлекса; 4) утренняя анорексия; 5) амнезии и палимсесты опьянения (Личко, 1985). Алкоголизм 2-й стадии был выявлен у 10 человек (25%, все юноши) и ставился на основании следующих критериев: 1) появление абстинентного синдрома; 2) формирование псевдозапоев (продолжительность 2 дня и более); 3) практически не изменяющаяся высокая толерантность; 4) утяжеление симптомов первой стадии (Личко, 1985). Таким образом, соотношение между юношами и девушками, которым ставился диагноз раннего алкоголизма было 3:1.

Существенные различия в типе употребляемых спиртных напитков позволили разделить подростков на две группы. Первую группу составили лица, предпочитающие, в основном, слабоалкогольные напитки: как правило, крепкие (до 8-9% чистого алкоголя) сорта пива и джин-тоника, реже сухие вина. В эту группу вошло абсолютное большинство подростков — 73.5% (50 человек, 30 юношей и 20 девушек). У половины из них (16 юношей и 9 девушек) размеры пьянства достигали критериев диагноза алкоголизма 1-й стадии. Таким образом, соотношение юношей и девушек, злоупотреблявших легкими алкогольными напитками было 3:2, а среди больных алкоголизмом из этой группы — менее 2:1. Эти данные свидетельствуют об увеличении доли девушек, злоупотребляющих легкими алкогольными напитками.

Суточная толерантность предпочитающих слабые алкогольные напитки составляла в среднем 5-6 бутылок пива или 7-8 банок (по 0.33 л) джин-тоника, что составило более 200 мл чистого алкоголя. Суточная толерантность у юношей и девушек практически не различалась. Предпочитающие легкие алкогольные напитки обычно употребляют их в компании сверстников, на дискотеке, днях рождениях, «чтобы утолить жажду летом», достаточно редко в одиночестве. Почти все подростки данной группы сообщали, что желание выпить обычно возникает у них в компании сверстников. Такой характер употребления спиртного указывает на наличие групповой психической зависимости у данных подростков. Примечательно, что подростки, предпочитавшие легкие спиртные напитки, в 100% случаев отрицали существование проблемы, связанной с алкоголизацией и на прием к врачу обратились исключительно под настойчивым влиянием родственников и друзей. В процессе дальнейшего психотерапевтического лечения эти подростки представляли наибольшую сложность в плане коррекции алкогольной анозогнозии.

Вторую группу составили подростки, предпочитающие дистилляты или крепкие спиртные напитки (в абсолютном большинстве водку). Их оказалось меньшинство — 26.5% (18 человек, из них 16 юношей и две девушки). Диагноз алкоголизма, (в эту группу вошли и все больные со 2-й стадией заболевания) был поставлен 12 юношам и обеим девушкам (88.8%), предпочитавших крепкие напитки. Толерантность предпочитающих крепкие алкогольные напитки составила 200-350 мл водки/сут, что в пересчете на чистый алкоголь оказалось менее 100-150 мл. Предпочитающие крепкие напитки обычно употребляли их в небольших компаниях (2-3 человека), на днях рождениях и в одиночку.

Важным представляется, что у 36 человек (52.9%) отмечалось эпизодическое сочетанное употребление алкоголя с наркотическими или токсическими веществами. Главным образом, это были анаша (более 50%), транквилизаторы и седативные (30%), в шести случаях (17%) — экстази, в четырех случаях — героин, в двух случаях — грибы, вызывавшие галлюцинации. Табакокурение отмечалось у 55 (81%) подростков. В группе подростков, сочетано употребляющих алкоголь и наркотики, преобладали юноши — 30 человек (83.3%). Любопытно, что абсолютное большинство (88.8%) совмещали наркотики именно с легкими алкогольными напитками. Это перекликается с последними данными о значительном числе больных полинаркоманией, а также сочетано употребляющих наркотики (в том числе и опиаты) и преимущественно легкие алкогольные напитки (Савченков и др., 2000).

Отдельно нами изучались особенности алкоголизма у девушек-подростков (Егоров, 2002)2. Именно в последнее время число женщин, страдающих алкогольной зависимостью, существенно возросло. Соотношение женщин и мужчин среди больных алкоголизмом в развитых странах Европы и США сейчас находится между 1:5 и 1:2, хотя в недавнем прошлом оно составляло 1:12 и менее. Таким же было это соотношение и в нашей стране в середине 80-х годов: так в 1991 г. оно было 1:9, а к 1995 составило 1:6, а в настоящее время находится на уровне 1:5 (Альтшулер, 2000). Хотя женский алкоголизм, по сравнению с мужским, развивается в более позднем возрасте (25-35 лет), большинство исследователей отмечает его особую тяжесть и злокачественность (Алкоголизм:, 1983, Бабаян, Гонопольский, 1987; Шабанов, 1999). Вместе с тем, некоторые авторы не соглашаются такой точкой зрения (Гузиков, Мейроян, 1988).

Поскольку в последние десять лет отмечается существенное снижение возраста знакомства с наркотиками и алкоголем, то проблема ранней алкоголизации и алкоголизма среди девочек-подростков становится весьма актуальной. Тем более, что одной из отчетливых тенденций, характеризующих сегодняшнюю наркологическую ситуацию в России, является стирание половых различий среди подростков, вовлеченных в наркопотребление и алкоголизацию (Егоров, 2001; 2002; Кессельман, Мацкевич, 2001, Шереги и др., 2001). Если десять лет назад девочки составляли от 10 до 15 % наркоманов (Личко, Битенский, 1991), то согласно последним данным разных авторов, соотношение наркозависимых юношей и девушек находится в пределах 2 : 1 — 3 : 1, за счет резкого вовлечения в наркопотребление последних (Кошкина, 2002).

В последних исследованиях отмечается рост распространенности алкоголизма среди подростков женского пола (Владимиров, 1993), а также более быстрое нарастание алкогольной симптоматики и высокая прогредиентность заболевания, по сравнению с юношами-подростками (Сидоров, Митюхляев, 1999). Напомним, что недавние социологические исследования показывают еще большее стирание половых различий среди юношей и девушек, употребляющих алкоголь: пьют алкогольные напитки ежедневно или через день 33.1% юношей и 20.1% девушек, т.е. соотношение составляет 3 : 2 (Шереги и др., 2001).

Нами было обследовано 22 девушки в возрасте от 14 до 20 лет (средний возраст 16,2+1,8 лет), обратившихся на консультативный прием в наркологический центр. Все девушки были из относительно обеспеченных семей. Двенадцать воспитывались в полных семьях, шестеро матерью и отчимом, четверо были из неполных семей. Большинство девушек на момент осмотра продолжали образование в школе (10), среднем специальном (3) или высшем (5) учебном заведении. Четыре девушки на момент осмотра нигде не учились и не работали. Двенадцать девушек имели самостоятельные дополнительные заработки, десять находились на иждивении родителей или мужа (друга). У большинства (59%) выявлена наследственная отягощенность: злоупотребление алкоголем отцом обнаружено у 8 человек (36%), матерью — у 3-х (14%), обоими родителями — у 2-х (9%).

Из преморбидных особенностей следует отметить преобладание истерических (46 %) и эксплозивно-эпилептоидных (27%) черт характера среди обратившихся пациенток. Неустойчивые и гипертимные черты встречались реже: у 4 девушек, по две (9%) на каждую акцентуацию. У трети пациенток (32%) в анамнезе отмечались беспричинные колебания настроения с преобладанием дистимии и неглубокой меланхолии продолжительностью не менее недели. Почти у четверти (23%) в анамнезе отмечалось наличие закрытых черепно-мозговых травм (сотрясений головного мозга). Это согласуется литературными данными о наличии преморбидных психопатических черт у девушек с ранним алкоголизмом (Владимиров, 1993) и частых аффективных нарушений у женщин-алкоголичек (Альтшулер, 1999; 2000). Еще раньше американский исследователь М. Шакит (Schukit, 1993) показал, что аффективная патология в преморбиде встречается у 15-20% женщин и только у 5% мужчин. Кроме того, депрессивные переживания могут быть вторичными по отношению к алкоголизму и, как правило, наиболее выражены в абстинентном состоянии. Тенденция к суицидным попыткам в абстинентном состоянии у женщин выражена также сильнее (до 35% от общего числа).

Первая проба алкоголя в обследованной группе приходилась на возраст от 10 до 13 лет. Обычно это совпадало с каким-либо торжественным событием: день рождения (собственный, родителей, друзей), общенациональный или религиозный праздник, свадьба. Алкогольное опьянение при первой пробе, как правило, было легкой степени, хотя у троих уже первая алкоголизация была значительной и сопровождалась выраженными симптомами интоксикации: головокружением, шаткостью походки, тошнотой и рвотой. Регулярное употребление алкогольных напитков (не реже одного-двух раз в неделю) формировалось в течение 1,5-2-х лет после первой пробы, что свидетельствует о достаточно прогредиентном течении. Алкоголизация переносилась из семейного окружения в различные группы несовершеннолетних.

По степени развития алкогольной зависимости на момент обследования было выделено две группы. В первую группу вошли 14 девушек (64%), у которых желание выпить возникало в компании сверстников; в одиночку они не употребляли алкоголь или делали это крайне редко. Это свидетельствует о сформировавшейся групповой психической зависимости у данной группы пациенток, что характерно для этапа злоупотербления алкоголем (аддиктивного поведения). Мотивами употребления алкоголя в этой группе были: «приятно провести время», «быть как все», «почувствовать себя взрослым», «желание расслабиться, снять напряжение».

Во вторую группу вошли остальные 8 девушек (36%), которые помимо совместного с друзьями приема алкоголя отмечали неоднократные факты употребления спиртного в одиночку. Отмечался также рост толерантности к спиртному, нередкие амнезии и палимпсесты периода опьянения. Мотивами такого употребления были: «желание расслабится, снять напряжение», «поднять настроение», «от скуки», «просто захотелось». Иногда алкоголь употреблялся ими и в утренние часы, но это не носило регулярного характера, отсутствовало компульсивное влечение. Скорее такое «опохмеление» носило подражательный характер («все «лечились» после пьянки — и я за компанию»). Это, а также отсутствие запоев, свидетельствует, что у данной группы абстинентного синдром еще сформировался, в то время как признаки алкогольной зависимости (I стадии алкоголизма) уже имелись. Следует отметить, что у 6-ти пациенток второй группы в анамнезе отмечался этап групповой психической зависимости к алкоголю, продолжавшийся в среднем 2 года. У двоих пациенток уже в течение года после знакомства с алкоголем появилось желание употреблять алкоголь индивидуально, достигая степени выраженного алкогольного опьянения.

Важным представляется факт, что у абсолютного большинства (91%) пациенток отмечалось анозогнозия по отношению к собственной алкоголизации. Лишь две пациентки в процессе беседы признали, что «возможно, имеются некоторые проблемы». На прием к наркологу все девушки были приведены родителями, мужьями или друзьями после неоднократных алкогольных эксцессов, сопровождавшихся попаданием в милицию, участием в пьяных компаниях (где были обнаружены родственниками), проблемами в школе (нахождение в нетрезвом виде на дискотеке), угрозой развода и т.д. Установка на лечение у пациенток отсутствовала.

Абсолютное большинство — 17 (77%) девушек — предпочитали относительно легкие алкогольные напитки (преимущественно крепкие сорта пива, джин-тоника или, реже, других спирт содержащих коктейлей). При этом в первой группе легкие алкогольные напитки предпочитали 86% пациенток, а во второй — 63%. Остальные пациентки предпочитали крепкие алкогольные напитки (водка, коньяк), либо чередовали их с приемом легких алкогольных напитков. Следует отметить, что средняя доза принимаемого во время эксцесса алкоголя в пересчете на абсолютный этанол (количество мл 100% спирта в сутки) у злоупотребляющих легкими алкогольными напитками была несколько выше, чем у предпочитающих крепкие напитки: 210 мл против 180 мл. Эти данные отражают общую тенденцию, отмечающуюся в подростковой популяции, когда предпочтение отдается легким алкогольным напиткам, злоупотребление которыми зачастую превышает в абсолютном исчислении употребление дистиллятов (Егоров, 2001; 20021).

Алкоголизация у девушек-подростков почти всегда сочеталась с табакокурением (91%); обычно начало табакокурения на 1-1,5 года предшествовало первому алкогольному эксцессу. Больше половины (55%) имели опыт употребления или продолжали эпизодически употреблять (не более 1-4 раз в месяц) наркотические вещества. В большинстве случаев это была конопля (11 человек), реже «экстази» (5 человек), содержащие псилоцибин грибы (4 человека), снотворные (4 человека). «Тяжелые» наркотики употреблялись реже: героин пробовали 3 человека и эфедрон — один. Любопытно, что употребление наркотиков начиналось на фоне регулярного употребления спиртных напитков, преимущественно легких (в 86% случаев). Наркотики употреблялись, как правило, в компании сверстников. Эти факты еще раз уже на женском контингенте подтверждает теорию стадийного развития зависимости у подростков: приобщение идет от более легких психоактивных веществ — к более тяжелым (Фридман и др., 1998).

Читайте также:  Гипноз от алкоголизма и его эффективность

Таким образом, у алкоголизирующихся подростков женского пола выявлена наследственная отягощенность по алкоголизму, а также наличие истеро-эпилептоидных преморбидных черт характера в сочетании с аффективными нарушениями. Развитие раннего женского алкоголизма характеризуется стадийностью (этапностью) и высокой прогредиентностью. На этапе групповой психической зависимости девушки в абсолютном большинстве предпочитают легкие алкогольные напитки. На этапе сформированной зависимости относительно увеличивается удельный вес предпочтения крепких напитков, хотя легкие алкогольные напитки продолжают преобладать. Как и для всей подростковой популяции в целом, для девушек также характерно сочетание злоупотребление алкогольными напитками и эпизодическое употребление наркотических веществ.

Итак, оценивая современное состояние проблемы ранней алкоголизации и алкоголизма, можно сделать следующие выводы. 1) Современные подростки предпочитают легкие алкогольные напитки, которые они могут сочетать с «легкими» наркотиками и другими ПАВ. 2) Стираются половые различия в особенностях алкоголизма между юношами и девушками. Соотношение юношей и девушек среди злоупотребляющих легкими спиртными напитками снижается, что свидетельствует о вероятном росте женского алкоголизма в будущем. 3) Среднесуточное количество употребляемых легких алкогольных напитков в пересчете на чистый этанол превышает таковое у злоупотребляющих крепкие напитки. Это может способствовать быстрому переходу аддиктивного поведения в алкоголизм или иной вид зависимости (при сочетанном употреблении алкоголя и наркотиков). 4) Полная анозогнозия, отмечающаяся у подростков, употребляющих легкие виды спиртного, требует разработки современных подходов профилактики и психотерапии этой формы ранней алкоголизации. 5) Подростки, злоупотребляющие именно легкими спиртными напитками, в большинстве случаев имеют опыт употребления наркотиков. 6) Среди злоупотребляющих алкоголем подростков доминируют гипертимные, истероидные и эпилептиоидные личности, особенности характера которых позволяет им занимать лидирующие позиции в группе. Опасность данной ситуации представляется в том, что именно потенциальные лидеры-аддикты будут способствовать вовлечению в потребление алкоголя и других психоактивных веществ остальных подростков.

источник

Глава 1. Современное состояние проблемы алкоголизма.

Распространение потребления алкогольных напитков в разных странах.

Существует определенная связь между производством и потреблением алкоголя , с одной стороны, и распространением пьянства и увеличением числа больных алкоголизмом — с другой. Вид и количество потребляемых спиртных напитков очень различаются в отдельных странах, в разных регионах каждой страны, среди лиц разных профессий и т.д. Однако усредненные данные позволяют составить определенное представление об уровне потребления алкоголя на душу населения (рис. 1). Этот уровень характеризуется наиболее высокими показателями в винодельческих странах — Франции и Италии. Огромное значение виноградарства и виноделия в экономике, широко распространенный обычай повседневного употребления большого количества вина и ряд других факторов сделали вино элементом социальной жизни и вывели эти страны по потреблению алкогольных напитков на первое место в мире. В большинстве других экономически развитых стран уровень потребления алкоголя на душу населения колеблется от 6 до 8 л абсолютного алкоголя в год.

В дореволюционной России (по данным на 1913 г.) на душу населения приходилось сравнительно много алкоголя — 4,7 л в пересчете на абсолютный спирт. Величина эта значительно меньше уровня потребления алкоголя в странах Западной Европы и США в начале XX в. (от 7,5 л в Германии до 22,9 л во Франции). В настоящее время в разных странах ежегодный прирост душевого потребления алкоголя составляет от 2 до 5%. В середине 60-х годов потребление алкогольных напитков в СССР характеризовалось той же величиной, что и до первой мировой войны — 4,7 л абсолютного алкоголя на душу населения. За истекшие 20 лет производство и потребление алкоголя в нашей стране, хотя и находилось на более низком уровне по сравнению с большинством экономически развитых стран, но неуклонно увеличивалось. В разных регионах страны это повышение оказалось неравномерным. Так, в республиках Прибалтики темпы роста потребления алкоголя в 10 — 15 раз превышают алкогольный показатель для Средней Азии. В республиках Закавказья увеличение потребления спиртных напитков также характеризуется невысокими цифрами. Указанные различия объясняются особенностями национальной культуры, традиций, обычаев и т.п. Вместе с тем очевидно также, что темп прироста невелик там, где исходный уровень потребления алкогольных напитков населением был достаточно высок.

Приведенные расчеты, основанные на данных о производстве спиртных напитков, не полностью отражают потребление их населением. Это обусловлено тем, что не может быть точно учтено нелегальное производство напитков. Во Франции, например, оно достигает 50% от легального, а в некоторые годы равно ему. В нашей стране до самого последнего времени достаточно широко было распространено самогоноварение, изготовление араки, чачи, тутовой водки, браги, виноградного вина и т.п. По оценкам ученых, в 70-е и первой половине 80-х годов количество спиртных напитков домашнего приготовления составляло около 50% от количества потребляемой водки.

На уровне потребления алкоголя сказалось усвоение алкогольных стереотипов поведения частью женщин и молодежи. Социологические исследования, проведенные в ряде городов, показали, что около 70—75% взрослых женщин периодически употребляет спиртные напитки. Если в 1960 г. доля женщин среди больных алкоголизмом не превышала 8%, то в конце 70-х годов этот показатель достиг 10—15%. Изучение динамики алкоголизма среди женщин на протяжении последних 20 лет выявило, что частота алкогольных заболеваний среди них за это время возросла в 1,5 раза.

Употребление алкогольных напитков среди несовершеннолетних и молодежи также получило значительное распространение. Выборочное обследование учащихся 9—10 классов обнаружило, что если в 1965 г. эпизодическое употребление спиртных напитков среди девушек составляло в среднем 49%, а среди юношей — 68%, то в начале 80-х годов эти же показатели возросли соответственно до 70 и 90%.

Таким образом, данные о производстве спиртных напитков, результаты социологических исследований, наблюдений врачей позволяют выделить следующие основные тенденции.

1. Наблюдается повсеместный рост потребления алкогольных напитков. 2. В городах уровень алкоголизации населения в среднем вдвое выше, чем в сельской местности. 3. Быстро растет женский алкоголизм. 4. Отмечается увеличение потребления алкоголя детьми и подростками.

Возрастание числа «умеренно» пьющих людей таит в себе серьезную опасность. Установлена четкая зависимость между показателем потребления алкоголя на душу населения и показателем «чрезмерного» потребления. От 1 до 9% лиц в возрасте 15 лет и старше предаются неумеренному пьянству: потребляют в среднем более 150 мл абсолютного спирта. Это эквивалентно 375 мл 40° водки, 1 л вина или 3 л пива . Число лиц, злоупотребляющих алкоголем, возрастает при общем увеличении потребления спиртных напитков среди населения. Соответственно возрастает число больных-алкоголиков. Из каждых 5 лиц, злоупотребляющих алкоголем, у 1 — 2 развивается болезнь — алкоголизм. Насколько это опасно для здоровья населения, показывают данные социологических исследований: в разных профессиональных группах злоупотребляют алкоголем от 10 до 20% лиц. При этом до 78% здоровых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет считают для себя «нормой» 350—500 мл 40° алкоголя в день.

Социальные и психологические причины употребления алкоголя

Каковы причины столь широкого распространения употребления алкогольных напитков? Одна из них — свойства самого алкоголя, его способность оказывать эйфорическое действие (от лат. euphoria), создавать настроение удовольствия. Именно поэтому алкогольные напитки были непременным атрибутом различных праздников и обрядов еще во времена первобытно-общинного строя и на более поздних этапах развития человеческого общества. Так, прием спиртных напитков был приурочен к событиям, имевшим значение для всего племени — удачная охота, сбор урожая, праздники по случаю перехода несовершеннолетних юношей и девушек в группу взрослых, полноправных членов племени и т.п. Позднее прием алкогольных напитков приобрел ритуальное значение. Так, у скифов существовал обычай добавления крови каждого из соплеменников в общую чашу вина. Этим подчеркивалось кровное единство всех членов племени. Обряд причастия у христиан также включает прием вина, символизирующего «кровь господню».

Традиции, связанные с употреблением спиртных напитков, складывались повсеместно. Хмельные напитки из винограда, пальмового сока, хлебного сусла умели изготовлять в Древней Греции, Древнем Риме, Египте. Из литературных памятников Древней Руси известно, что наши предки употребляли алкогольные напитки, приготовленные из меда и семян злаковых растений. Алкогольные обычаи широко распространены и сейчас. Употреблением спиртных напитков отмечают какие-либо события в коллективе, семье, посещение гостей.

Таким образом, алкогольные обычаи — это исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколение внутри отдельного микроколлектива формы употребления спиртных напитков. Алкогольные обычаи выполняют определенные социальные функции. Они являются средством стабилизации утвердившихся в данной среде отношений и форм употребления алкоголя и осуществляют преемственность этих отношений в жизни новых поколения.

Другая, не менее важная причина, обусловливающая широкое употребление алкоголя,— его свойство ослаблять напряжение, создавать иллюзию благополучия. Человеку начинает казаться, что трудности, житейские невзгоды не имеют большого значения. На это указал Ф. Энгельс, описывая плохие бытовые условия и тяжелый труд английских рабочих: «. помимо этих скорее физических причин, толкающих рабочего к пьянству, оказывают свое действие и сотни других обстоятельств: пример большинства, недостаточное воспитание, невозможность оградить молодых людей от искушения, во многих случаях прямое влияние пьяниц-родителей, которые сами угощают детей вином, уверенность, что под влиянием спиртных паров забудешь хоть на несколько часов нужду и гнет жизни. » [1]

Таким образом, Энгельс выделяет еще одну причину пьянства обычаи ближайшего окружения. Именно социальная микросреда, в которой живет человек, оказывает наибольшее влияние на употребление им алкогольных напитков, определяет его отношение к ним. В формировании отношения к алкоголю — положительного или отрицательного — одно из ведущих мест занимают обычаи семьи. В силу подражания закрепляется, воспитывается будущий стереотип отношения к спиртным напиткам — «алкогольный стиль жизни». Формирование алкогольных установок, т.е. состояние готовности, начинается уже в детском возрасте. Алкогольные обычаи микросреды порождают алкогольные установки у молодого поколения, которое, вырастая, передает их своим детям — образуется порочный круг.

К причинам, порождающим злоупотребление спиртными напитками, относят и усложнение социальной среды человека, усложнение производства и производственных отношений. Одна из форм усложнения социальной среды — перемещение сельского населения в города — урбанизация. Выше уже отмечался стремительный рост употребления алкоголя в республиках Прибалтики. Этот рост совпал с увеличением доли горожан в общей структуре населения в Латвии с 36 до 68%, в Литве с 37 до 61%. В целом по стране доля городского населения за период с 1959 по 1979 г. выросла с 52% до 69%. Произошло изменение жизненного уклада у огромных масс населения, а вместе с ним — характера и форм потребления алкоголя.

Традиционное сезонное потребление алкоголя в сельской местности сменяется так называемым ситуационным — менее контролируемым, более частым, осуществляемым не в привычном окружении, а в случайных местах. Следовательно, психологические причины пьянства оказываются социально обусловленными. Сюда относятся: трудности адаптации, конфликты с окружающими, неудовлетворенность желаний и установок, утомление, робость, сознание своей неполноценности (вследствие, например, недостаточного образовательного уровня) и др. Следовательно, под психологическими причинами социально обусловленного пьянства понимается совокупность мотивов, по которым отдельные лица чрезмерно потребляют алкоголь как релаксант для облегчения своего дискомфортного психического состояния. Немалую роль при этом играет урбанизация, усиливающая эмоциональную напряженность и ослабляющая нравственный контроль из-за условий жизни большого города. Получает распространение индивидуальное использование алкоголя вследствие его расслабляющего, снижающего напряжение действия.

Тяжелое пьянство постепенно становится средством забвения населения в странах с выраженными социальными противоречиями, где существуют плохие жилищные условия, однообразное и недостаточное питание, тяжелый монотонный труд, отсутствие культурных развлечений, а в местах, где развито виноградарство,— еще и следствием отношения населения к вину как к доступному суррогату питания. Существенное значение в распространенности употребления спиртных напитков имеет отношение к этому явлению со стороны общества: чем снисходительнее общество к пьянству, тем шире распространен алкоголизм.

Изложение возможных причин употребления и злоупотребления алкоголем не дает ответа на основной вопрос: почему одни люди не пьют совсем, другие пьют эпизодически, а третьи становятся больными — алкоголиками?

Немаловажную роль играет личность человека, его способность адаптироваться к условиям жизни, умение использовать приемлемые, здоровые способы снятия напряжения. Личность с хорошими адаптационными возможностями успешно справляется с трудностями, социальными или физическими, с конфликтными ситуациями. Личность с плохо развитыми адаптационными механизмами легко выводится из равновесия и нуждается во внешних компенсирующих факторах, роль которых часто играет алкоголь.

Личностные особенности людей разнообразны: одни — легко ранимы, слабовольны, другие излишне самоуверенны, часто добиваются признания. Такие люди плохо адаптируются к окружающей обстановке, при малейших трудностях склонны прибегать к помощи алкоголя.

Можно указать следующие факторы, наиболее значимые для развития алкоголизма: нервно-психическая неустойчивость, неблагоприятные социально-профессиональные и климато-географические факторы, низкий уровень образования, недостатки воспитания, раннее начало самостоятельной жизни, ранний возраст начала алкоголизации, алкогольные обычаи среды, отрицательное влияние пьющих взрослых, неправильное понимание принципа самоутверждения, узкий круг и неустойчивость интересов, отсутствие увлечений и духовных запросов, бессодержательное проведение свободного времени, конфликты в семье и нарушение структуры семьи и некоторые другие.

Таким образом, развитие привычки употребления алкоголя и злоупотребления им с последующим развитием алкогольной болезни обусловлены сложными комплексом факторов. Условно все эти факторы можно объединить в следующие группы.

1. Алкогольные обычаи социальной микросреды (семьи, ближайшего окружения), ранняя алкоголизация.

2. Нервно-психическая неустойчивость.

3. Биологически обусловленная неодинаковая переносимость алкоголя.

Для того чтобы разобраться в действии алкоголя и алкогольной среды на ребенка, необходимо рассмотреть, как влияют спиртные напитки на взрослого человека.

[1] Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 336—337.

источник