Меню Рубрики

Если кодирование от алкоголизма не помогло

Представьте себе грибника, который идет по лесу и собирает грибы и вдруг он увидел медведя. В сенсорную зону головного мозга через глаза поступил образ медведя, через уши грибник услышал рёв медведя, и может быть он даже почувствовал запах медведя. Это событие является «Активирующим событием» (обстановкой или стимулом). Далее вся информация от органов чувств поступает в головной мозг, где подвергается обработке, анализу согласно нашим «Верованиям» (установкам, условным рефлексам, нейросетям), которые были сформированы в течение нашего предыдущего опыта. В данном конкретном случае перед нами простой грибник, городской житель, которого с раннего детства учили бояться медведей на примере детских сказок и страшных историй из реальной жизни, когда медведь кого-то задрал на смерть. Поэтому поступившая информация, пройдя обработку в голове грибника на выходе выдаст красный флажок – опасность для жизни, и начнет выделяться гормон страха – адреналин и норадреналин. Нейромедиатор адреналин выделяется из нейрона в синаптическую щель и соединяется с адренорцепторами сердца, сосудов, мышц, активируется симпатическая нервная система для борьбы со стрессом, угрозой жизни. Как «Следствие» грибник испытает эмоцию страха и либо замрет на месте, либо начнет убегать.

А теперь представьте ситуацию, что по лесу идет не грибник, а охотник, который с самого раннего детства жил в лесу и постоянно с отцом ходил на охоту. И он тоже вдруг заметил медведя. В сенсорную зону головного мозга так же через глаза поступил образ медведя, через уши охотник услышал рёв медведя, и может быть он даже почувствовал запах медведя, т.е. внешние обстоятельства, «Активирующее событие» и обстановка в двух этих примерах абсолютно одинаковые, но реагировать на эту ситуацию охотник будет совершенно по-другому. Вместо страха и паники в нем проснется азарт, и он будет преследовать медведя пока не убьет его. Почему внешние обстоятельства абсолютно одинаковые, а эмоции и поведение охотника так разительно отличается от эмоций и поведения грибника? Потому что «Верования», условные рефлексы охотника имеют диаметрально противоположную грибнику программу реагирования на медведя. Его с детства учили не паниковать при виде медведя, правильно обращаться с ружьем и радоваться удачной охоте. Следовательно, на выходе в головном мозге будет выделяться не адреналин (гормон страха), а дофамин (гормон мотивации, азарта, желания и предвкушения награды). Он будет соединяться с дофаминовыми рецепторами головного мозга и вызывать эмоции азарта и желание добыть трофей любой ценой.

С алкоголизмом всё тоже самое. Человек страдающий алкогольной зависимостью запрограммирован на потребление алкоголя. У него случился какой-то праздник, или он устал на работе, или нервы ни к черту и он заходит в магазин и видит бутылку и для его мозга с его Верованиями всё это является Активирующим событием, которое запускает Следствия: эмоцию в виде желания выпить и поступок в виде первой рюмки. И за этим желанием выпить любой ценой тоже стоит дофамин. Только в норме этот дофамин равномерно распределяется между разными целями и задачами в жизни (здоровье, спорт, семья, работа, хобби), а при алкогольной зависимости этот дофамин захватывается одной сверхценной идеей – найти и выпить алкоголь. Все остальные цели уходят далеко на задний план.

Получается алкоголизм – это в первую очередь именно поведенческая проблема. Первопричина алкоголизма – это социально-психологическая программа на употребление алкоголя, которая внедрена в наш мозг с самого раннего детства. Это верование в то, что употреблять алкоголь – это норма жизни. Именно из-за этой программы человек в принципе начинает пить первые дозы алкоголя, а дальше включается генетика и люди с разными генами доходят до разных стадий алкоголизма. 90% населения остаются на 1 стадии «культурнопитейщики», 9% доходят до 2 стадии «запойные алкоголики» и 1% населения успевает дожить до 3 стадии алкоголизма «ежедневно пьяные бомжи».

А теперь ответьте на вопрос, можно ли при помощи кодирования, гипноза, укола, таблетки или иглоукалывания из грибника сделать охотника? Нет, нет и еще раз нет. Точно такая же ситуация с человеком, страдающим алкоголизмом. Невозможно при помощи таблетки, укола, гипноза, кодировки поменять веру выпивающего человека на веру трезвого человека. Из грибника мы можем сделать охотника только при помощи обучения, изменения его старой программы грибника на новую программу охотника. Из алкоголика мы можем сделать трезвого человека только при помощи обучения, когда мы убираем все старые условные рефлексы влечения к алкоголю и заменяем их на трезвые установки. В академической среде такой подход называют обучением и научением, а в среде психотерапии есть отдельное направление, которое носит название КПТ (когнитивно-поведенческая психотерапия) или просто рациональная психотерапия.

При помощи кодировки или кодирования от алкоголизма можно только временно запугать особо внушаемых людей с низким интеллектом и с низкой самооценкой. Сперва кодировка может помочь (если повезет) на 1 год, потом на 6 месяцев, потом на 3 месяца, а после четвертой кодировки уже ничего не помогает и самое обидное, что время упущено и болезнь за это время прогрессировала еще дальше.

Если же человек хочет раз и навсегда решить проблему своей зависимости, то необходим курс рациональной психотерапии, где мы меняем отношение к алкоголю и после этого у человека меняется не только поведение, но и эмоции. После рациональной психотерапии человек спокойно и равнодушно реагирует на алкоголь. Точно так же, как мы в детстве прыгали по гаражам и жевали гудрон, а сейчас этого не делаем не потому, что мы боимся или нам нельзя этого делать, а потому что нам это теперь не интересно. Такое же равнодушное отношение можно сделать и по отношению к алкоголю.

И напоследок хочу привести примеры ситуаций, при которых в норме выделаются разные нейромедиаторы:

Эндорфин – он же эндогенный т.е. внутренний морфин. Самый яркий пример его действия – это оргазм во время секса. Накатывают пульсирующие волны тепла, потом происходит вспышка в глазах, судорожные неуправляемые сокращения всего тела, исчезает всякая боль, тело обмякает и погружается в негу и покой, которые переходят потом в глубокий сон.

Дофамин. Самый яркий пример его действия — это романтическая любовь, когда человек может сутками не спать, но не чувствует усталости, а только приподнятое эйфорическое настроение, если ему отвечают взаимностью и он вот-вот полностью завладеет объектом своей страсти. Объект вожделения превращается в сверхценную идею и человек маниакально идет к своей цели. Может впасть в ярость или депрессию, если цель упущена. Но за это уже будет отвечать другой гормон «кнут».

Серотонин – гормон удовольствия, комфорта и безопасности. Самый яркий пример, это когда вы в своем домике на берегу океана, под пальмой в гамаке попиваете сок кокоса и только что вкусно поели. Тепло, сухо и мухи не кусают.

Ацетилхолин. В головном мозге этот гормон обладает нормализующим действием. Успокаивает при повышенной тревожности и активирует сознание при скуке. Жизненно необходим для концентрации внимания и баланса эмоций.

ГАМК (гамма амино масляная кислота) – основной нейромедиатор для успокоения, расслабления и наступления глубокого сна

источник

В век развития информационных технологий, а точнее, с развитием социальной инфраструктуры интернета у всех людей появилась возможность опубликовывать своё мнение или опыт обращения за той или иной услугой. Мы можем найти отзывы о том или ином враче, клинике, методе лечения. Зачастую можно видеть жалобы на то, что кодирование от алкоголизма не помогло или не столь эффективно, сколько ожидал пациент и его родственники. В чём же дело? Предлагаю рассмотреть десять возможных причин.

Неправильная методика. В первую очередь нужно сказать, что в настоящее время такого метода или понятия как «Кодирование», «Блокирование», «Довженко», «Торпедо» и прочее — нет. Как нет? Очень просто: зарегистрированных МЗ РФ таких методик нет. Все эти названия пришли «из народа», данные термины не являются медицинскими, но врачи тоже их используют, так как это удобно и понятно пациентам.

Что же тогда происходит, когда пациент приходит на «Кодирование»? Во время врачебного приёма доктор проводит диагностические и лечебные мероприятия. По-простому — лечебно-диагностический приём с назначением лечения соответственно поставленному диагнозу. Лечение может в себя включать и психотерапию с выработкой мотивации на трезвость, и медикаментозную терапию, и профилактическую (лечебную) беседу с врачом.

В рамках выше сказанного также могут быть назначены препараты, создающие непереносимость этилового спирта. Как правило, это препараты дисульфирама, анксиолитики, бензодеазепины, антидепрессанты (СИОЗС). Но, к сожалению, часто бытовое понимание лечения алкоголизма и сводится только к этим препаратам, а к остальным рекомендациям и назначениям врача нарколога пациент и его родственники остаются, мягко скажем, равнодушны.

Неправильное восприятие заболевания и назначенного лечения. Эта причина вытекает из первой. Мы не стремимся всю ответственность переложить на пациента и его созависимых, не исключаем низкую подготовленность врача нарколога либо же его халатность. Но факт остаётся: зачастую, приходя не первый раз на кодировку, пациент в корне не понимает своего заболевания и того, как с ним справляться.

Возможно даже, здесь дело и не во враче и не в пациенте, а в том, что пациент просто не продолжал посещать врача после кодирования. Опять же неправильное восприятие лечения: «Я же сейчас не пью, зачем ходить к врачу?». «Закодировался» и исчез из поля зрения врача до следующего срыва. Лечение должно быть не циклическим (1 раз в 2-3года), а прямолинейным с постепенным выходом в ремиссию (длительную трезвость).

«Я не болен!» В очень большом проценте обращений к наркологу пациент не считает себя больным. Либо не считает, что ему нужна какая-то помощь. И даже если на вопросы врача он отвечает утвердительно, то в искренности ответов часто мы сомневаемся. Обращаются эти пациенты вынужденно из-за обстоятельств (угроза развода, увольнения и пр) или под другим давлением родственников или друзей.

Врач не должен отказывать в помощи такому пациенту, потому как при некоторых обстоятельствах и правильном подходе можно добиться неплохого результата. И всё же в этом случае есть высокий риск того, что период трезвости будет совсем небольшой. И, конечно же, здесь будут присутствовать и первая и вторая причины.

Нет изменений в реальной жизни. Снова вынужден заметить, что указанные выше причины являются объяснением, почему, возвращаясь от врача, пациент не меняет свой привычный уклад жизни. Он просто отказывается от спиртного, а освободившееся время занимает работой и домашними делами. Так же не меняется и модель отношений с созависимыми.

В защиту пациента скажу, что и созависимые не стремятся и не способствуют тому, чтобы происходили изменения. Более того, созависимые противодействуют минимальным попыткам пациента измениться. Созависимым выгодно, чтобы их подопечный не менялся и просто не пил. Реальные изменения не наступают и в связи с недостаточной поддержкой пациента врачом, по причине номер два.

Созависимость. Частично эту причину мы рассматривали выше, но все-таки считаю её отдельной причиной. Созависимые не считают, что им требуется помощь. Как часто они говорят: «А мне что лечить? Я не пью! Вот он пьёт, его и лечите!». У созависимого по отношению к своей проблеме мы наблюдаем те же типичные психологические защиты, что и у алкоголика: отрицание проблем у себя, оправдание своей модели поведения, перекладывание ответственности, нежелание меняться. Поэтому созависимый вместо поддержки своего подопечного вселяет в него неуверенность, вместо помощи в попытках изменить уклад жизни, противодействует этому. И очень часто бессознательно провоцируют у своего подопечного влечение к алкоголю.

Это, конечно же, происходит не со злым умыслом, а, как им кажется, с благими намерениями и во благо пациента. «И вообще у меня этого нет» — самый часто встречающийся ответ, когда коротко беседуешь с родственниками. Помочь понять паталогические модели поведения созависимому может только специалист, но родственники пациентов обращаются к нам за помощью ещё реже самих пациентов. А ведь они (созависимые родственники) не алкоголики! И что же мы тогда хотим от алкоголиков?

«Нет лекарства от алкоголизма, пока сам не захочет» эту фразу мы слышим чаще от созависимых родственников (жен, мужей, родителей). Основа такого отношения к проблеме кроется в крайне низкой культуре и философии здоровья среди россиян. Каждый человек обязан повышать свою грамотность о здоровье и физическом, и психологическом, и мы не снимаем ответственности за это с каждого. Но хочется заметить, что, конечно, такая грамотность должна быть инициирована государством. Да, у нас много в стране говорят о здравоохранении, и в отношении физического здоровья человека есть какие-то успехи. А вот в отношении психологического здоровья ситуация стоит на месте и находится на примитивном уровне. Даже многие врачи терапевты не осознают такой болезни, как алкоголизм.

Да, я могу согласиться, что нет «таблетки», которую будешь принимать и не будешь пить (алкоголь). Но такой таблетки и никогда не будет, потому как болезнь алкоголизм лежит в высшей психической сфере человека (мышление, эмоции, поведение, память, логика и прочее). Да есть таблетки, которые могут влиять на эти процессы, но очень грубо либо опосредованно и, как правило, они создают благоприятный фон для трезвости, но они не могут создать саму трезвость. Они не могут стереть из памяти патологические модели поведения, отработанные алкоголиком годами (во время стресса уйти от проблем через алкоголизацию).

Только правильное длительное общение со специалистом может помочь пациенту научиться жить с приобретённой болезнью и находиться в трезвости. Как правило, наши пациенты если лекарства еще и принимают, правда недолго, то про психотерапию даже не вспоминают. Лекарства без психотерапии малоэффективны при лечении алкоголизма!

Забыть о проблеме. Забыть о проблеме хотят все — и родственники, и сам пациент. Очень хочется сказать: «Ну все, я вылечился! Ведь я не пью!». Родственники с ужасом вспоминают то время, когда были запои, ссоры и прочее. И всем кажется, что если сделать вид, как будто всё прошло, то так и будет. Наши сотрудники обзванивают пациентов после лечения и приглашают их на льготную или бесплатную консультацию и в большинстве случаев получают довольно резкий и негативный (агрессивный) ответ: «не звоните, я не пью, мне ничего не надо!». Хотя на консультации перед «кодированием» врач пояснял о важности последующего наблюдения, и пациент даже соглашается, что это важно, но приходит домой и…

Читайте также:  10 признаков что у вас алкоголизма

Простой пример: если вы сильно чего-то хотите, но не можете сейчас себе это позволить, попытайтесь забыть об этом и вы почувствуете, что желание усилится. Более того, иллюзия забывания сама создаёт тревожный фон: «А вдруг у меня появится тяга?», «А вдруг он сорвётся?». Неуверенность! Нервозность! Вдруг проблема вернётся? Попытки забыть, игнорировать проблему приводят к стрессовому состоянию, из которого у зависимого человека только один привычный выход.

Низкая квалификация врачей, шарлатаны! Многое в успехе лечения зависит от личности и профессионализма врача. Узнать квалификацию доктора можно посмотрев его документы об образовании — диплом, сертификат специалиста (психиатр-нарколог, психотерапевт). Если сертификат специалиста немного просрочен (менее года), это не значит, что врач утратил профессиональные навыки. Так бывает из-за несовершенства последипломного образования. Вы можете внимательно изучить лицензию организации (копию). Обратите внимание на срок действия, название организации, которой выдана лицензия (должно совпадать с тем названием, куда вы пришли), место осуществления деятельности должно совпадать с тем адресом, куда вы обратились. Действительность лицензии можно проверить на сайте Роспотребнадзора.

Отзывы в интернете не всегда могут давать объективную картину. Проблема, с которой обращаются пациенты, очень интимна, и писать хорошие отзывы после посещения врача нарколога людям не хочется. Поэтому этот вариант проверки клиники и врачей сомнителен. Очень часто пациенты и их родственники пытаются переложить ответственность за неудовлетворительные результаты на врачей и клинику, потому как это удобнее, чем признать в себе описанные выше причины недолгой трезвости.

Будьте внимательны: последнее время распространена практика так называемых реабилитационных центров, чаще всего не имеющих лицензии и права осуществлять медицинскую деятельность. Они могут показать договор о сотрудничестве с какой-нибудь клиникой, но это не является основанием осуществлять им самим медицинскую деятельность и даже консультировать. Выбирая клинику, всё же обратите внимание, а могут ли вам оказать поддержку дальше после кодирования, реабилитацию, психотерапию.

Обесценивание лечения. Приведу типичный пример: пациент находится на приёме у врача нарколога уже около часа, а под дверями стоит жена и гневно, с раздражением повторяет: «Ну и что он там ему говорит, что там можно говорить столько времени, это же элементарная процедура — уколол и пошли. Что это за специалист такой?!». Естественно, когда мы выходим, жена произносит роковые слова, которые тут же подкосили еле сформированную, ещё неокрепшую уверенность и мотивацию на трезвость: «Вы точно сделали ему то, что я заказывала? Ему точно будет плохо, если он выпьет?».

В такие мгновения мне жаль и пациента, и врача. Как пациент может доверять врачу, если его подозревают, что он мог не сделать то, за что платят пациент и его родственница? Вместе с четностью, личностью врача обесценивается и всё лечение, и слова, и рекомендации!

Но самое страшное это то, что подвергается сомнению и вера в свои силы самого пациента, так как заранее уже определено, что он запьёт, и жену всего лишь волнует вопрос, будет ему плохо или нет. А то, что он запьёт, для жены вопрос решённый! Ну и зачем он будет что-то менять и стремиться к трезвости, если всё как и раньше не под его контролем уже решено не им, что он сорвётся.

Не готов или слишком рано. Следующий пример вы можете увидеть в отзывах на Флампе. Переношу его так, как в оригинале, к сожалению, с орфографическими ошибками, типичными для современного интернета.

Марина: Закодировали мужа в январе..сам захотел..вчера захотел выпить..выпил..и все отлично!! никаких побочек все просто супер..я так понимаю ему ничего не ввели..хотя делали торпеду+ укол..Это просто развод на деньги..не ведитесь люди..не ставят они настоящие препараты..врач Панченко еслив что..а еще отзывы сами себе пишут..пожаловалась админам -Неромед удалил свой крутой отзыв о самом себе..

«Неро-Мед», врач Качусов С.В.: Добрый день! Мария, мы вполне открыто заявляем и об этом на приёме врача. Ваш муж слышал, что кодирование не избавляет от зависимости и не является гарантией смерти (или «побочек») в случае срыва.

Мы предлагаем возможность полноценного лечения зависимостей, так, как это установлено МЗ РФ, которое длится не менее нескольких недель и переходит в поддержку не менее нескольких лет. Кодировка же является лишь малой частью лечения, и отдельно, без остального лечения, существенно не влияет на выздоровление. К сожалению, вы, как и большинство родственников и пациентов, выбираете объём лечения сами, на своё усмотрение и бытовые стереотипы.

Из вашего отзыва видно, что надежда была на страх перед последствиями от употребленного спиртного. Вам кажется, что если бы его «тряхнуло», то он боялся бы выпить и не пил. Но это не так! Каждый зависимый знает, что алкоголь может убить и без кодировки, но их это не останавливает. Последствиями от выпивки могут быть и развод, и потеря работы, и потеря здоровья, но это не останавливает. У зависимых искажён инстинкт самосохранения! Он есть, но работает неправильно. Ремиссия, которая может возникнуть (а, может, и нет) после кодирования основывается на искреннем, добровольном, независимом желании быть трезвым и желании прикладывать собственные усилия к этому. Пациент должен вновь обрести ответственность за своё здоровье и жизнь. Это основная цель лечения зависимости.

Чтобы реализовать эту цель, врачу нужно, как минимум, видеть пациента, и не один раз, во время кодирования. Ваш муж (не вы) должен был не ждать, когда ему захочется выпить, а обратиться к врачу сразу, как только появились первые предпосылки к влечению. На приёме у врача удалось бы выявить, с какими патологическими патерами (моделями) поведения ему не удаётся справиться, из-за чего ему и не удаётся взять влечение под контроль. Очень большое значение имеет, как вы выходите из сложившейся ситуации сейчас, потому как из срыва можно сделать положительный опыт, а можно лишь поддержать патологическую модель поведения зависимого и усугубить его проблему. Об этом напишу чуть позже.

Марина : не смешите меня. есть препарат колме..он его пил и ему было плохо и он этого «плохо» боялся..а за что вы взяли 5500??за лекцию? он и так сам все понимает..не дурак..так и пишите везде что кодировка это тупая лекция о вреде алкоголя.

«Неро-Мед», врач Качусов С.В.: К сожалению, вы сейчас идёте по пути усугубления зависимости вашего мужа. Вы поддерживаете сценарий его патологического, зависимого поведения в жизни. Он под вашим давлением (скрытым или явным) согласился на трезвость через кодирование, т.е. возложил ответственность за свое здоровье и трезвость на вас, а вы на врача, который проводил лечение. Таким образом, сценарий без ответственного отношения к трезвости воплотился в жизнь.

Пациент возложил ответственность за трезвость на вас, вы ему подыскиваете лечение (колме, кодировку), а он всего лишь соглашается с вами, и если лечение не эффективно, то он в этом не ответственен. Не он же его выбирал, а вы, значит вы и виноваты, что лечение не помогло (по логике пациента). Но и вы не можете быть полностью ответственны за лечение, так как не вы его проводили, а врач. Поэтому ваши слова так гневны и направлены на обесценивание лечения. Но ваши эмоции — это результат манипуляций вашего мужа над вами, потому как эта ситуация полностью выгодна его сценарию зависимого человека.

Если вы искренне заинтересованы в здоровье вашего мужа, то не бойтесь спросить его, почему он при первых признаках влечения не обратился к врачу за помощью? Что кроме кодирования он сделал, что бы оставаться трезвым? Доказывал ли он себе, что трезвым жить лучше? А действительно ли он хочет жить трезво?

И спросите себя, а действительно ли вам нужен ЭТОТ человек, не тот, который когда-нибудь бросит пить и «избавится от зависимости». Я хочу подчеркнуть — именно этот с его проблемами алкоголизма, потому как именно этот человек и есть настоящий, с кем вы живёте, а не тот мифический, которым он когда-нибудь станет.

Прежде чем писать следующий «разоблачающий отзыв», примите мой комментарий как помощь вам. Позвольте себе обратить свой гнев и эту ситуацию во благо вам и вашему мужу. Здоровья вам, не останавливайтесь из-за одной неудачи, но делайте правильные выводы.

Наша организация одна из немногих, кто может предложить полноценное лечение, а не только кодирование, но мы не можем принуждать к полноценному лечению. Нужно уходить от примитивного лечения колме, эспералью, кодировки, торпедо, бабки-шаманки и пр., что осталось только в странах СНГ. Нужно наконец-то лечиться цивилизованно, как весь цивилизованный мир, мы готовы вам дать это лечение — выбор за вами!

Марина : начнем с того что муж не зависимый а одыкватный..просто он сам захотел совсем не пить..даже по праздникам..только и всего..вот так он захотел..и в помощи вашей не нуждаемся уже..ничего вы предложить не можете кроме развода на деньги..за ЛЕКЦИЮ о вреде алкоголизма. уж пусть он лучше пьет по праздникам а вы еще поищите лохов которым поставите витаминку вместо препарата!!за 5500.

«Неро-Мед», врач Качусов С.В.: За пустыми, неконструктивными, голословными обвинениями врача вы скрываете главное! Но несерьёзное отношение к проблеме употребления алкоголя не спасёт от последствий. Независимый человек, если принимает решение не пить алкоголь, то он просто сам не принимает алкоголь, а если для этого ему нужно принимать колме или закодироваться, значит уже есть основной симптом зависимости, патологическое влечение и утрата ситуационного контроля. При этом вы, смягчая проблему, «муж не зависимый а одыкватный..» усугубляете его проблему. В соответствии с врачебной тайной я не буду ссылаться на реальную карту болезни вашего мужа, а лишь делаю выводы из вашего обращения. Помните! Алкоголь даже по праздникам способен за 3-5 лет вызвать наркотическую зависимость (а также кальян, пиво и пр.).

А теперь по существу вопроса о проведении процедуры, которое вы называете кодирование, «торпедо». Здесь я хочу обратиться даже не к Марии, а ко всем интересующимся.

Метода лечения «Кодирование», «Торпедо» и пр. в медицине не существует. Эти термины имеют не медицинский характер, а обывательский. Для удобства общения с нашими пациентами мы используем в беседе эту терминологию. Но при заключении договора на лечение и разъяснении на консультации с врачом вы обязательно увидите спецификацию в договоре и услуги, за которые вы платите. Все цены на услуги в спецификации к договору указаны в соответствии с Прайсом на услуги.

Стоимость 5500 складывалась из:

1 — стоимости первичного обращения (осмотр, опрос, постановка диагноза, разъяснение о возможном лечении) 1500 рублей;

2 — стоимость лечебной консультации с элементами когнитивно-поведенческой терапии, суггестивно(внушение)-стрессовой терапии и, конечно, рациональной (то, что вы называете лекцией о вреде алкоголя) терапией от 500р до 3000р (зависит от сложности и затраченного времени врача).

3 — остальное составляет стоимость манипуляций (измерение АД 50 р., внутривенная инъекция 150 р. и пр.), стоимость расходных материалов, стоимость лекарств (зависит от назначений врача).

Да, наши цены не такие, как на кальян в караоке-барах, но и не сильно отличаются.

Марина : вот это поворот. вот так и расписывайте на сайте..что к чему..я бы за лекцию и диагноз такие деньги не платила. вы считаете это справедливо за вашу болтовню такую сумму выкладывать. вы реально думаете это того стоит. и за первичный осмотр нигде вы пишите что он стоит 1500. нифик он кому нужен.

Марина : одним словом РЕАЛЬНЫЙ обман по всем пунктам.

Да в данном случае ни Марина, ни её муж не видели проблему. Возможно, что последствия алкогольных эксцессов ещё не слишком заметны. Возможно, что эти последствия сглаживаются самой Марией, ведь она явно приуменьшает размер проблемы. В данном случае уровень агрессии в словах, обращённых к врачу, напрямую зависит от уровня вытесненной агрессии к мужу. Здесь можно провести аналогию с хирургией: «Абсцесс должен созреть, только тогда его можно вскрыть, если вскрыть слишком рано, не найдёшь гнойника».

PS . Лечитесь цивилизованно. Не консервируйтесь в «банке» со стереотипами и страхами. Мы делаем лечение доступным, но не можем его сделать бесплатным.

источник

Отличное раскрытие темы с психофизиологической стороны от доктора Александр Звягин. Ответы пускай лучше приходят от понимания сути процессов, а нет следования простым моделям.

Представьте себе грибника, который идет по лесу и собирает грибы и вдруг он увидел медведя. В сенсорную зону головного мозга через глаза поступил образ медведя, через уши грибник услышал рёв медведя, и может быть он даже почувствовал запах медведя. Это событие является «Активирующим событием» (обстановкой или стимулом). Далее вся информация от органов чувств поступает в головной мозг, где подвергается обработке, анализу согласно нашим «Верованиям» (установкам, условным рефлексам, нейросетям), которые были сформированы в течение нашего предыдущего опыта. В данном конкретном случае перед нами простой грибник, городской житель, которого с раннего детства учили бояться медведей на примере детских сказок и страшных историй из реальной жизни, когда медведь кого-то задрал на смерть. Поэтому поступившая информация, пройдя обработку в голове грибника на выходе выдаст красный флажок – опасность для жизни, и начнет выделяться гормон страха – адреналин и норадреналин. Нейромедиатор адреналин выделяется из нейрона в синаптическую щель и соединяется с адренорцепторами сердца, сосудов, мышц, активируется симпатическая нервная система для борьбы со стрессом, угрозой жизни. Как «Следствие» грибник испытает эмоцию страха и либо замрет на месте, либо начнет убегать.

Читайте также:  12 шагов для избавления от алкоголизма

А теперь представьте ситуацию, что по лесу идет не грибник, а охотник, который с самого раннего детства жил в лесу и постоянно с отцом ходил на охоту. И он тоже вдруг заметил медведя. В сенсорную зону головного мозга так же через глаза поступил образ медведя, через уши охотник услышал рёв медведя, и может быть он даже почувствовал запах медведя, т.е. внешние обстоятельства, «Активирующее событие» и обстановка в двух этих примерах абсолютно одинаковые, но реагировать на эту ситуацию охотник будет совершенно по-другому. Вместо страха и паники в нем проснется азарт, и он будет преследовать медведя пока не убьет его. Почему внешние обстоятельства абсолютно одинаковые, а эмоции и поведение охотника так разительно отличается от эмоций и поведения грибника? Потому что «Верования», условные рефлексы охотника имеют диаметрально противоположную грибнику программу реагирования на медведя. Его с детства учили не паниковать при виде медведя, правильно обращаться с ружьем и радоваться удачной охоте. Следовательно, на выходе в головном мозге будет выделяться не адреналин (гормон страха), а дофамин (гормон мотивации, азарта, желания и предвкушения награды). Он будет соединяться с дофаминовыми рецепторами головного мозга и вызывать эмоции азарта и желание добыть трофей любой ценой.

С алкоголизмом всё тоже самое. Человек страдающий алкогольной зависимостью запрограммирован на потребление алкоголя. У него случился какой-то праздник, или он устал на работе, или нервы ни к черту и он заходит в магазин и видит бутылку и для его мозга с его Верованиями всё это является Активирующим событием, которое запускает Следствия: эмоцию в виде желания выпить и поступок в виде первой рюмки. И за этим желанием выпить любой ценой тоже стоит дофамин. Только в норме этот дофамин равномерно распределяется между разными целями и задачами в жизни (здоровье, спорт, семья, работа, хобби), а при алкогольной зависимости этот дофамин захватывается одной сверхценной идеей – найти и выпить алкоголь. Все остальные цели уходят далеко на задний план.

Получается алкоголизм – это в первую очередь именно поведенческая проблема. Первопричина алкоголизма – это социально-психологическая программа на употребление алкоголя, которая внедрена в наш мозг с самого раннего детства. Это верование в то, что употреблять алкоголь – это норма жизни. Именно из-за этой программы человек в принципе начинает пить первые дозы алкоголя, а дальше включается генетика и люди с разными генами доходят до разных стадий алкоголизма. 90% населения остаются на 1 стадии «культурнопитейщики», 9% доходят до 2 стадии «запойные алкоголики» и 1% населения успевает дожить до 3 стадии алкоголизма «ежедневно пьяные бомжи».

А теперь ответьте на вопрос, можно ли при помощи кодирования, гипноза, укола, таблетки или иглоукалывания из грибника сделать охотника? Нет, нет и еще раз нет. Точно такая же ситуация с человеком, страдающим алкоголизмом. Невозможно при помощи таблетки, укола, гипноза, кодировки поменять веру выпивающего человека на веру трезвого человека. Из грибника мы можем сделать охотника только при помощи обучения, изменения его старой программы грибника на новую программу охотника. Из алкоголика мы можем сделать трезвого человека только при помощи обучения, когда мы убираем все старые условные рефлексы влечения к алкоголю и заменяем их на трезвые установки. В академической среде такой подход называют обучением и научением, а в среде психотерапии есть отдельное направление, которое носит название КПТ (когнитивно-поведенческая психотерапия) или просто рациональная психотерапия.

При помощи кодировки или кодирования от алкоголизма можно только временно запугать особо внушаемых людей с низким интеллектом и с низкой самооценкой. Сперва кодировка может помочь (если повезет) на 1 год, потом на 6 месяцев, потом на 3 месяца, а после четвертой кодировки уже ничего не помогает и самое обидное, что время упущено и болезнь за это время прогрессировала еще дальше.

Если же человек хочет раз и навсегда решить проблему своей зависимости, то необходим курс рациональной психотерапии, где мы меняем отношение к алкоголю и после этого у человека меняется не только поведение, но и эмоции. После рациональной психотерапии человек спокойно и равнодушно реагирует на алкоголь. Точно так же, как мы в детстве прыгали по гаражам и жевали гудрон, а сейчас этого не делаем не потому, что мы боимся или нам нельзя этого делать, а потому что нам это теперь не интересно. Такое же равнодушное отношение можно сделать и по отношению к алкоголю.

И напоследок хочу привести примеры ситуаций, при которых в норме выделаются разные нейромедиаторы:

Эндорфин – он же эндогенный т.е. внутренний морфин. Самый яркий пример его действия – это оргазм во время секса. Накатывают пульсирующие волны тепла, потом происходит вспышка в глазах, судорожные неуправляемые сокращения всего тела, исчезает всякая боль, тело обмякает и погружается в негу и покой, которые переходят потом в глубокий сон.

Дофамин. Самый яркий пример его действия — это романтическая любовь, когда человек может сутками не спать, но не чувствует усталости, а только приподнятое эйфорическое настроение, если ему отвечают взаимностью и он вот-вот полностью завладеет объектом своей страсти. Объект вожделения превращается в сверхценную идею и человек маниакально идет к своей цели. Может впасть в ярость или депрессию, если цель упущена. Но за это уже будет отвечать другой гормон «кнут».

Серотонин – гормон удовольствия, комфорта и безопасности. Самый яркий пример, это когда вы в своем домике на берегу океана, под пальмой в гамаке попиваете сок кокоса и только что вкусно поели. Тепло, сухо и мухи не кусают.

Ацетилхолин. В головном мозге этот гормон обладает нормализующим действием. Успокаивает при повышенной тревожности и активирует сознание при скуке. Жизненно необходим для концентрации внимания и баланса эмоций.

ГАМК (гамма амино масляная кислота) – основной нейромедиатор для успокоения, расслабления и наступления глубокого сна

источник

Хронический алкоголизм – прогрессирующее заболевание, прежде всего характеризующееся психической и физиологической зависимостью больного от напитков, имеющих в своем составе этиловый спирт.

Страдающий от алкоголизма человек не способен контролировать количество выпиваемого спиртного и нередко – собственные действия, совершаемые в состоянии алкогольного опьянения.

По ходу развития заболевания объемы алкоголя, требуемые больному для удовлетворения его потребности, увеличиваются. На этом фоне у страдающего алкоголизмом развивается хронический абстинентный синдром (постоянное похмелье), нарушается работа основных систем организма, внутренние органы подвергаются тяжелому токсическому поражению.

Эффективное лечение алкоголизма требует комплексного подхода и должно проводиться одновременно по нескольким направлениям, основными среди которых являются:

  • биологическое – медикаментозное лечение;
  • психологическое – различные формы психотерапии;
  • социальное – помощь больному в реабилитации и социально-трудовой адаптации.

Основная задача медикаментозного лечения – подавление алкогольной зависимости на биологическом уровне (аверсивная терапия), а также устранение различных физиологических нарушений, ставших следствием хронической алкогольной интоксикации организма (детоксикация).

Медикаментозное подавление алкогольной зависимости во многом базируется на чувстве страха мучений и смерти у больного, поскольку вводимые в ходе подобной терапии препараты не сочетаются с алкоголем, их взаимодействие чревато тяжелыми нарушениями для здоровья, в отдельных случаях – летальным исходом.

Главные задачи психологического воздействия при лечении алкоголизма:

  • закрепление у больного негативного отношения к употреблению алкоголя;
  • минимизация вероятности рецидивов;
  • мотивирование к ведению здорового образа жизни.

Важно! Нормирование употребления алкоголя в превалирующем большинстве случаев имеет низкую эффективность. Излечение от зависимости возможно лишь при полном отказе больного от алкоголя.

Различные способы социальной реабилитации алкоголиков направлены на восстановление личности больных и их вовлечение в социум в качестве его нормальных членов. Реабилитация алкоголиков неразрывно связана с различными формами психотерапии, способствующими нормализации состояния личностей больных.

Само по себе понятие «кодирование от алкоголизма» в медицинской науке отсутствует. Это народный собирательный термин, подразумевающий под собой специальные процедуры (по отдельности либо в комплексе), направленные на стимулирование и закрепление у больного чувства отвращения к спиртным напиткам.

Кодирование в том или ином виде может быть назначено врачом-наркологом при диагностировании у больного алкоголизма в запойной форме либо на поздних стадиях данного заболевания. Кодирование производится после процедуры детоксикации организма.

Важно! В соответствии с действующим законодательством РФ, кодирование не может проводиться без письменного согласия больного или против его воли.

Кодирование в любой своей форме категорически запрещено при наличии у больного хотя бы одного из нижеследующих заболеваний и физиологических состояний:

  • ишемическая либо гипертоническая болезнь сердца, перенесение инсульта;
  • патологии мочеполовой системы;
  • заболевания щитовидной либо поджелудочной железы;
  • психические расстройства, эпилепсия, судорожный синдром;
  • острый гепатит, цирроз либо иные болезни печени;
  • состояние беременности.

Среди наиболее распространенных методов кодирования выделяются:

  1. Психологический. Отвращение к алкоголю внушается посредством различных форм психологического воздействия, в том числе гипноза. В большинстве случаев данная методика требует многократного повторения.
  2. Медикаментозный. В организм больного вводятся специальные препараты. После этого при попадании спиртосодержащего вещества в организм человек испытывает болезненные ощущения и значительное ухудшение самочувствия. Медикаментозное кодирование может быть осуществлено посредством приема таблетированных препаратов, разовой инъекции, вливаний через капельницу либо путем вшивания больному в подкожный слой имплантата с активным веществом.
  3. Иные методы. Иглорефлексотерапия, аппаратное и лазерное кодирование, биоакустическая коррекция, интракраниальная транслокация, электроимпульсная и гипертермическая терапия. Означенные способы кодирования во многом являются экспериментальными, наркологи подвергают сомнению их действенность и в лучшем случае рассматривают в качестве вспомогательных методик лечения.

Несмотря на широкое распространение кодирования, как метода лечения алкоголизма, случаи полного отказа больных от спиртного на практике весьма немногочисленны. Как правило, положительным результатом кодирования считается полный отказ больного от употребления алкоголя на определенный срок, в среднем – от одного до трех лет, в зависимости от применяемых терапевтических и профилактических методик.

При этом рецидивы заболевания в течение, либо по истечении означенного временного интервала нередки и являются скорее правилом, нежели исключением из оного.

Откровенное письмо читательницы! Вытащила семью из ямы! Я была на грани. Мой муж начал пить практически сразу после нашей свадьбы. Сначала по чуть-чуть, в бар заглянуть после работы, в гараж сходить с соседом. Опомнилась я, когда он начал ежедневно возвращаться сильно пьяным, грубил, пропивал зарплату. По-настоящему стало страшно, когда первый раз толкнул. Меня, потом дочь. Наутро извинился. И так по кругу: безденежье, долги, ругань, слезы и . побои. А по утрам извинения.Чего только мы не пробовали, даже кодировали. Не говорю уже о заговорах (есть у нас бабка, которая вроде всех вытаскивала, только не мужа моего). После кодирования полгода не пил, все вроде стало лучше, стали жить как нормальная семья. А в какой-то день — опять, задержался на работе (как он сказал) и притащился вечером на бровях. До сих пор помню свои слезы в тот вечер. Я поняла, что надежды нет. И где-то через два или два с половиной месяца я наткнулась в интернете на алкотоксик. На тот момент я уже совсем опустила руки, дочь вообще уехала от нас, стала жить у подруги. Почитала про препарат, отзывы и описание. И, особо не надеясь, купила — терять нечего вообще. И что думаете. Стала добавлять капли мужу с утра в чай, он не замечал. Через три дня пришел вовремя домой. ТРезвый. Через неделю стал выглядеть приличнее, самочувствие улучшилось. Ну тут я ему и призналась, что капли подсовываю. На трезвую голову отреагировал адекватно. В итоге пропил курс алкотоксика, и уже полгода к алкоголю ни-ни, на работе повысили, дочь домой вернулась. Я боюсь сглазить, но жизни стала новой! Я каждый вечер мысленно благодарю тот день, когда узнала про это чудо-средство! Всем рекомендую! Спасет семьи и даже жизни! Читать про средство от алкоголизма здесь.

Важно понимать, что алкогольная зависимость – не самостоятельное заболевание, а лишь следствие иных, прежде всего, психологических патологий. Кодирование помогает бороться со следствием, но никоим образом не устраняет первопричины алкоголизма, что и объясняет, почему этот способ так малоэффективен.

В представлении же народных масс кодирование как раз таки является универсальной панацеей. С физиологической точки зрения все выглядит именно так: больной проходит ряд процедур, и какое-то время не может употреблять спиртное.

При этом психологическая тяга не пропадает, и человек не пьет лишь под страхом тяжелых последствий для своего здоровья. Когда же риск минимизируется либо вовсе исчезает, алкоголик снова начинает пить.

Среди основных причин низкой эффективности кодирования выделяются:

  • незаинтересованность больного в излечении, отрицание собственной зависимости;
  • неправильная методика кодирования, некомпетентность врачей;
  • игнорирование больным врачебных рекомендаций.

Нередко больные алкоголизмом соглашаются на кодирование под давлением членов своей семьи, друзей или коллег. Зачастую в подобных ситуациях алкоголик не имеет мотивации к прекращению употребления спиртного и по истечении оговоренного срока снова начинает пить.

Кроме того, нередко алкоголики отрицают собственную зависимость, вследствие чего к кодированию относятся несерьезно, что также весьма негативно влияет на конечный результат.

Подбор эффективного метода кодирования от алкоголизма должен осуществляться с учетом индивидуальных физиологических и психологических особенностей больного. Без учета данных факторов кодирование положительного результата не даст. Также эффект во многом зависит от профессионализма ответственных специалистов.

Эффективное лечение алкоголизма подразумевает не только медикаментозную терапию, но также комплекс мер, направленных на оказание больному психологической помощи, служащей для устранения первопричины его зависимости и профилактики возможных рецидивов. Нередко больные игнорируют все рекомендации наркологов и ограничиваются лишь приемом назначенных медикаментов.

Важно! Эффективное лечение алкоголизма подразумевает непрерывность – после основного курса больной должен соблюдать профилактические меры: регулярно посещать нарколога и психотерапевта, а также специальные семинары и собрания.

Что же делать, если кодирование не помогает полностью справиться с алкогольной зависимостью? В таком случае целесообразно предпринять дополнительные меры. Одна из них – обращение к другим специалистам либо в другое учреждение означенного профиля.

Читайте также:  12 шагов в освобождении от алкоголизма

Существует немалая вероятность того, что отсутствие положительного эффекта – следствие некомпетентности и непрофессионализма врачей.

При обращении в профильную организацию (клинику или реабилитационный центр) следует проверить ее лицензию на осуществление медицинской деятельности, а также дипломы и сертификаты лечащих специалистов. Копии означенных документов должны предоставляться по первому требованию пациента – в противном случае следует сменить место лечения.

Второй вариант – обращение к психотерапевту, специализирующемуся на рассматриваемом заболевании. Больной должен осознать свою зависимость и ее причины, понимать как общий механизм заболевания, так и его последствия для себя самого и своего окружения. В этом ему сможет помочь только квалифицированный психотерапевт.

Повторное кодирование редко помогает при неэффективности первого. Важно понимать, что данная процедура при рецидивирующем алкоголизме сама по себе малоэффективна, однако способна дать больному достаточно времени для развития у него устойчивого неприятия по отношению к собственному образу жизни (при условии регулярных сеансов психотерапии).

Желательно пройти полное медицинское обследование для выявления и лечения соматических заболеваний, а также различных нарушений метаболических процессов организма, связанных со злоупотреблением спиртными напитками. Данная мера способствует нормализации физиологического состояния организма, что имеет большое значение при лечении алкоголизма.

Важно! Зачастую положительный результат при борьбе с алкоголизмом достигается в ходе посещения различных тематических собраний, в частности – клубов анонимных алкоголиков.

Ошибочно считать те или иные методики кодирования способом лечения алкогольной зависимости. Эффективная терапия любого заболевания в первую очередь направлена на выявление и устранение его первопричины.

В рассмотренном случае данная причина кроется в психическом состоянии больного, способствующем возникновению и развитию у него психологической зависимости от спиртного.

Кодирование всего лишь помогает с этой зависимостью бороться. Конечный же результат, прежде всего, зависит от самого больного. Также следует помнить, что эффективность кодирования сугубо индивидуальна и обуславливается множеством факторов – начиная с выбранной методики и заканчивая физиологическими особенностями организма больного.

источник

Кодирование делает употребление алкоголя невозможным. Оно формирует «запрет» на определенный период, в течение которого человек проходит реабилитацию. Срывы на его фоне происходят редко и требуют обязательной помощи нарколога.

Опытные врачи Наркологи. В стационаре или на дому. Круглосуточный выезд по Москве и области. Профессионально, анонимно, безопасно.

Если пациент случайно употребил алкоголь или спиртосодержащие препараты, срочно проводят детоксикацию. Если он в сознании, можно промыть желудок. Для этого выпивают большое количество воды и провоцируют рвоту. После принимают активированный уголь. За самочувствием следят несколько часов, не оставляя человека в одиночестве. Токсическая реакция может быть отложенной. При появлении ее признаков срочно обращаются к врачу. Если состояние резко ухудшается, вызывают скорую помощь.

Если пациент сорвался, выпил спиртное намеренно, порядок действий определяется его состоянием. Если наступает токсическая реакция (есть рвота, тошнота, судороги, нарушения дыхания, боли, потеря сознания и т.п.), вызывают скорую помощь. Врачам сообщают, каким препаратом выполнялось кодирование, сколько и какого алкоголя успел выпить пациент, как давно это произошло. Если симптомов токсической реакции нет, состояние стабильно, обращаются к наркологу. Врача можно вызвать на дом, чтобы он выполнил детоксикацию (вывел этанол и продукты его распада из организма), проконтролировал состояние пациента.

Нейтрализация кодировки после срыва нужна, если:

  • человек намеренно выпил спиртное, не смог воздерживаться от его употребления. Это указывает на низкий уровень мотивации. Продолжать лечение препаратами с содержанием дисульфирама в такой ситуации опасно: зависимый может выпить снова в любой момент;
  • после случайного или намеренного употребления алкоголя развивается тяжелая токсическая реакция. Чтобы остановить ее, пациенту вводят антидот, который «отменяет», блокирует действие дисульфирама. Если кодирование выполнялось путем установки импланта, его удаляют.

Работаем круглосуточно, опытные врачи, 100% анонимно.

Чтобы продолжить терапию, нужно понимать причины, спровоцировавшие срыв.

Низкий уровень мотивации. Пациенты возвращаются к употреблению алкоголя даже на фоне кодирования, если изначально они соглашались на него под давлением близких. Если у человека не было стремления бросить пить, медикаментозное лечение даст только временный эффект.

Отсутствие психотерапии. Кодировка не убирает желания выпить, не избавляет от психологической зависимости. Она помогает справиться с периодом абстиненции и обеспечивает воздержание от употребления алкоголя. Если человек не проходит полноценную реабилитацию, не посещает психотерапевта, ему тяжело бороться с желанием выпить. Оно может провоцировать срыв даже на фоне медикаментозного кодирования.

Провокации. Если круг общения не изменился, человек ведет в целом прежний образ жизни, испытывает высокий уровень стресса или регулярно видит, как другие люди пьют алкоголь, риск срыва увеличивается.

Случайное употребление спиртного. Пациент может выпить его вместо воды, сока, просто перепутав стаканы. Другой вариант — прием спиртосодержащих настоек, растворов, лекарственных средств. Это не считается преднамеренным срывом, но требует детоксикации и, в отдельных случаях, при тяжелом отравлении, снятия кодировки.

Если нарколог нейтрализовал кодирование, пациент может чувствовать:

  • облегчение. Он пытался вылечиться, у него не получилось, и он может продолжать пить «с чистой совестью». Прежде, чем проводить повторную кодировку, в этом случае нужно работать с мотивацией. Важно, чтобы человек сам хотел бросить пить: без принуждения, давления со стороны близких;
  • страх, гнев, разочарование и пр. Негативные эмоции показывают, что желание избавиться от алкоголизма у пациента было. Срыв связан не со слабой мотивацией, а с отсутствием психотерапии, нерешенными эмоциональными проблемами, высоким уровнем стресса, окружением и т.п.

И в том, и в другом случае лечение можно продолжать.

При срыве из-за низкой мотивации. Сразу после него пациент обычно уходит в запой, пользуясь возможностью пить без последствий. Работу с ним начинают повторно, когда выполнено вытрезвление, детоксикация. Важно участие и нарколога, и психотерапевта. Если близкие давят на зависимого, заставляют его пройти кодировку, им рекомендуется проконсультироваться с врачом. Чтобы лечение дало результат, стоит изменить подход: сформировать у человека желание бросить пить, поддержать его. Для этого нужно осознание зависимости, вызвавших ее причин, ее последствий. Поможет и смена обстановки в доме: лучше исключить конфликты, давление. Перед повторной кодировкой выдерживают увеличенный период самостоятельного воздержания. Если психологическая зависимость дополняется тяжелой абстиненцией, врачи клиники «НаркоДок» рекомендуют госпитализацию в стационар.

При срыве по другим причинам. Если человек хотел бросить пить, но ему не удалось сделать это даже после кодирования, важно избежать разочарования. Пациенты в такой ситуации начинают считать, что им уже ничего не поможет, что лечение бесполезно. Это снижает уровень мотивации, усложняет повторную терапию. Чтобы у срыва не было тяжелых последствий, рекомендованы регулярные консультации психотерапевта:

  • разбор причин, из-за которых человек вернулся к употреблению спиртного;
  • работа с имеющимися психологическими проблемами, травмами, стрессом и другими факторами, увеличивающими риск запоя;
  • формирование защитных «механизмов», алгоритмов действия в провоцирующих ситуациях.

Психотерапевт учит пациента распознавать проявления зависимости, выявлять проблемы в собственном поведении и мышлении («уловки», позволяющие выпить, оправдания, самообман и т.п.). Перед повторным кодированием он готовит человека к смене окружения, досуга, образа жизни. После начала медикаментозного лечения с использованием дисульфирама психотерапию продолжают до тех пор, пока пациент не справится с психологической зависимостью и не научится контролировать тягу к алкоголю.

источник

Почему не срабатывает? Ведь всё предельно ясно: выпьешь – умрешь. Вспомним: для чего пьют? Я отброшу расхожий бред о распущенности, дурной наследственности и прочей чепухе. Пьют только ради изменения текущего эмоционального состояния: если было плохо – становится хорошо, если было хорошо – становится еще лучше. Не вкус манит, а вот эти ощущения, эмоции. Понимает ли это человек, идущий на кодировку? Вряд ли. У него голова о другом болит: скорее разгрести «косяки», быстрее поправить здоровье, да и родственники пилят. И он кодируется. Что потом? Проходит время, дела как-то выправляются, алкогольные ужасы забываются, вокруг все тип-топ, но… чего-то не хватает. Кому-то – ощущения расслабленности, кому-то – бесшабашного веселья, кому-то – душевного «умничания» на кухне, на кого-то горе вдруг навалится. Шальная мысль: «да пошло всё к черту!» или «а может, я не такой уж и алкоголик, если смог спокойно не пить вон сколько времени?» — не заставит себя ждать. Потом эта мысль вернется, еще и еще, а дальше случится срыв, и все повторится сначала. Кодирование не сработало: желание испытывать положительные эмоции победило страх смерти. Я знал людей, которые выпивали уже через пару дней после кодировки. Методы аверсивной терапии (кодирование) нигде, кроме стран СНГ, не применяются именно из-за своей низкой эффективности. И не гуманности.

Принцип: «трезв – значит здоров» возвращает ответственность за жизнь и здоровье самому пьющему. В противном случае, почему бы всех переболевших гриппом тоже не считать пожизненно больными, но в ремиссии к гриппу? У медицины нет способа освобождения от алкогольной зависимости по одной причине – это не медицинская тема, это – не болезнь. Что дает медицина, кроме благого пожелания «не пить»? Жена или мать говорят то же самое. Что тут медицинского, лечебного, специфического? Чем этот совет отличается от общей рекомендации «беречь здоровье» или «мыть руки»? Все становится на свои места, если помнить, что алкоголизм – это привычка получать желаемые ощущения при помощи алкоголя, где алкоголь – всего лишь транспорт, который «привозит» к нужным эмоциям. Быть трезвым – это уметь получать желаемые эмоции без помощи алкоголя. Каждый умел это раньше, когда не пил – и это залог успеха. Когда-то мы не умели пить, потом – научились, сейчас пришло время снова научиться не пить. Тут ключевое слово «научиться», а не «лечиться».

Коснусь еще двух аргументов. С чего начинается т.н. «лечение» алкоголизма? С признания себя алкоголиком и заявления о «бессилии» перед алкоголем. Иначе за «лечение» браться нет смысла, уверены представители всех существующих практик и методов. ОК, давайте разбираться, к чему это приведет с точки зрения психологии, то есть, поможет или помешает человеку бросить?

Алкоголик – это человек, который НЕ может НЕ пить спиртное. Это специфический признак. Алкоголик – должен пить, а если не пьет, то – он не алкоголик, правда? Сравним: летчик – водит самолет. Повар – варит пищу. Врач – лечит. Мать – заботится и воспитывает ребенка. Летчик, повар, врач, мать – это наша идентичность, утверждает наука. Каждый психолог знает: человек делает то, что диктуют его идентичность. Представления о якобы свободе выбора поведения – миф. Мать не сможет игнорировать свои материнские обязанности: идентичность жестко определяет поведение. Это значит, что летчик будет летать, мать – заниматься ребенком, врач – лечить, а алкоголик – пить. Без вариантов. Иначе никакие они не летчики, не матери, не врачи и не алкоголики. Вынуждая признать себя алкоголиком мы приговариваем человека к употреблению, даже не подозревая об этом.

Очень поучительно пообщаться с людьми, уверовавшими в свой алкоголизм и какое-то время воздерживающихся от употребления, даже если это время – значительное. Они как огня боятся решения, что больше не будут пить никогда. Они называют это «честностью с самим собой». Мол, я все понимаю, но болезнь «рулит». Медицина дала этим людям прекрасный аргумент для «честности с собой», чтобы когда выпьет – оправдание было наготове.

«Бессилие» перед алкоголем – т.е. война человека с жидкостью – еще одна бессмыслица. Беда в том, что подсознание принимает эту нелепицу за реальность и пытается воевать с алкоголем, везде высматривая врага – алкоголь. И везде находит. Попробуйте не пить, когда и перед глазами и в мыслях – постоянно! – алкоголь. Те, кто бросают, – именно с этим сталкиваются, потому и «срываются». А все дело в ненадлежащем выборе цели: «бессилие» не перед алкоголем, а «бессилие» перед желанием выпить. Справиться с жидкостью невозможно, а вот с человеческим желанием – вполне.

Казалось бы – «игра в слова» и кажется несерьезным, правда? Но это опасное заблуждение, особенно в отношении зависимостей. Слова создают картинки, которые мозг воспринимает как безусловный приказ к исполнению. Если я попрошу вас почувствовать на языке ма-а-аленький кусочек мякоти лимона, то во рту появится слюна, хотя никакого лимона и близко нет, и это всего лишь слова. Мозг «увидел» лимон и отреагировал буквально, он не понимает шуток. Как думаете, какую картинку видит человек, пытаясь понять смысл слов «бессилие перед алкоголем»? Он видит пьянку. Вот её-то мозг и примет как к руководство к действию. Срыв обеспечен.

И наконец, главнейший «неотразимый» аргумент медиков: алкоголик больше никогда не сможет пить умеренно. То есть, критерием здоровья (оказывается!), является УМЕРЕННОЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ! Полная трезвость, таким образом, будет считаться свидетельством болезни..)) И сколько шансов у медицины справиться с алкогольной зависимостью при таком подходе?

Вывод очевиден: для того, чтобы жить трезво выгоднее не считать алкоголизм болезнью. Понятие «ремиссия» очень удобно для отчетности, но вредит тем, кто хочет жить трезво, лишая ориентиров, точек отсчета, надежд на успех и делая бессмысленными любые усилия жить трезво. Зачем трепыхаться, если «пожизненно болен»?

Повсеместный провал, казалось бы, безупречной стратегии «кодирования» под страхом смерти, просто криком кричит, требуя проанализировать цели пития, заставляющие легко игнорировать даже угрозу жизни. Бытующие представления о причинах алкоголизма, якобы коренящихся в распущенности, безответственности, плохой наследственности и тд и тп, не выдерживают даже легкой критики. Зато такой анализ покажет (алкоголиков – алкоголикам), в совершенно новом и неожиданном свете, позволяющем им выбраться из алкогольной трясины.

источник