Меню Рубрики

Лечение и профилактика алкоголизма и алкогольных психозов

В последнее время меняется картина алкогольной болезни. Сдвиг клинических проявлений происходит в сторону преобладания психотических нарушений. Если 15-20 лет назад наркологи отмечали в основном соматические проявления (кардиомиопатия, цирроз печени, алкогольный панкреатит), то сейчас на первый план выступает такое осложнение, как алкогольный психоз.

Алкогольный психоз — это выраженное нарушение психического здоровья человека, вызванное длительным употреблением продуктов, содержащих этиловый спирт. Такое состояние характеризуется непосредственным влиянием алкоголя на головной мозг. Этиловый спирт обладает выраженным нейротоксическим действием и имеет органотропность к нервной ткани, т.е. при попадании в организм человека через желудочно-кишечный тракт его итоговая концентрация в клетках головного мозга оказывается больше, чем его содержание в крови. Он свободно проникает через гематоэнцефалический барьер в головной мозг, активирует ряд рецепторов.

  1. регрессирующий алкоголизм;
  2. истинный пенсионный алкоголизм;
  3. детский и подростковый алкоголизм;

Первый тип алкоголизма формируется в молодом и среднем возрасте (20–40 лет). Для него характерно употребление как слабого, так и крепкого алкоголя. По прекращении запоя возникает абстинентный синдром длительностью 7–15 дней с преобладанием сомато-вегетативных симптомов. Именно на его фоне развивается всем известная белая горячка и множество других нарушений.

Второй тип встречается несколько реже и формируется в 50–60 лет. Наиболее часто употребляемым напитком является водка. В среднем период запоя длится от 6 дней и более. Абстиненция длится до 5 дней и представлена больше нейровегетативными нарушениями. Интенсивные темпы алкоголизации сопутствуют ускоренному переходу во вторую и третью стадию болезни, что в итоге сопряжено с развитием алкогольных психозов и в первую очередь алкогольного галлюциноза.

Детский и подростковый алкоголизм проявляется отсутствием запойных состояний, соматические симптомы достаточно редки, клинический акцент сфокусирован вокруг психического статуса (особенностей характера больного). Это единственный тип, при котором психозы почти не возникают, ввиду высокой сопротивляемости молодого организма. Единственное психопатическое нарушение, свойственное данному виду, — патологическое опьянение.

Алкогольные психозы по длительности течения подразделяются на острый и хронический. Острыми психозами являются белая горячка (алкогольный делирий), острый алкогольный галлюциноз. К хроническим относятся хронический галлюциноз, алкогольный паранойд, корсаковский психоз, алкогольный псевдопаралич, болезнь Беньями.

Alkotoxic – нативный комплекс капель оказывает регулирующее действие на тонус организма, применяется для профилактики алкоголизма, снятия алкогольной зависимости.

Согласно данным по острым алкогольным расстройствам, наиболее частым типом является алкогольный делирий (81% от всех видов). Развивается на фоне абстинентного синдрома с первого по третий день. Предшествующий период употребления алкоголя длится порядка 10 дней. У пациентов отмечается тремор рук, выраженная потливость, учащенное сердцебиение, со временем появляются зрительные иллюзии, возможна частичная дезориентация, резкая смена настроения. Иллюзии усложняются и приобретают характер галлюцинаций, увеличивается температура тела до 40 градусов. Продолжается в среднем 3—7 суток. Проходит после длительного глубокого сна. Чтобы уменьшить длительность алкогольного делирия, необходимо проводить детоксикационную терапию и антипсихотическое лечение.

Среди психозов, характерных для страдающих истинным пенсионным алкоголизмом, преобладающую позицию занимает алкогольный галлюциноз (62 % от всех психических расстройств в данной группе.) Подразделяется на три типа:

Острый возникает чаще на фоне абстиненции, имеет характер психопатологии. Сначала на фоне прерывистого сна больному начинают казаться шумы, звуки в бессвязной беспорядочной форме. Затем звуковые галлюцинации приобретают более конкретный вид, имеющий на первых порах нейтральное отношение к больному, с течением времени они обретают характер осуждения, угрозы, повелений, направленные непосредственно на него. Могут присоединяться зрительные видения, сопровождающиеся тактильными обманами восприятия.

Больной начинает себя вести в соответствии со своими галлюцинациями, предпринимая попытки спрятаться, убежать, чем-то вооружиться, напасть на окружающих. Возникает стремительно, чаще всего в вечерние и ночные часы, продолжаться может от нескольких дней до нескольких недель. Предшественниками данного заболевания будут беспокойство, тревожность, сниженное настроение.

Подострый тип отличается от острого длительным (до нескольких месяцев) периодом развития, со стадиями обострений. Симптомы этого типа:

  1. слуховые;
  2. тактильные галлюцинации;
  3. тревога;
  4. тоскливость;
  5. страх;
  6. малоподвижность;
  7. возможно включение бреда самообвинения.

Содержание галлюцинаций достаточно реалистично и лишено фантастичности. Образы очень яркие, отличаются пластичностью. Этот вид галлюциноза может проходить сам по себе, без применения интенсивной терапии. В период самостоятельной редукции происходит постепенное уменьшение чувства страха, настроение нормализуется, проходят вербальные галлюцинации, восстанавливается критика к своему состоянию.

Хронический галлюциноз при алкоголизме является следствием ранее перенесенных острого или подострого типов этого заболевания. В отличие от первых двух имеет более смазанную картину течения и менее яркие галлюцинации, которые приобретают псевдологический характер. Больной имеет критичную оценку деталей своего состояния, осознает наличие психического нарушения у себя. Углубленный опрос специалиста выявляет восприятие пациентом своих видений как истинных галлюцинаций. Однако структура мышления нарушена, бредовые идеи смешиваются с проявлениями здорового самоанализа, причем первые все-таки преобладают над вторыми. Имеет продолжительность до нескольких месяцев, в отдельных случаях до года.

Важно: Несмотря на способность к самовосстановлению в остром и подостром типе состояния, больным требуется наблюдение специалиста, т.­к. данная патология опасна наличием суицидальных тенденций и повышением уровня агрессии по отношению к окружающим.

Известная телеведущая Дана Борисова была наркозависимой. Все эти годы она блистала на телеэкранах, всегда выглядела шикарно, но никто даже не догадывался, что пришлось ей переживать в те моменты. Она пыталась заглушить свои страхи и боль с помощью наркотиков и алкоголя.

Это группа психопатологий, проявляющаяся выраженным бредообразованием. Включает в себя такие виды алкогольных психозов:

  1. патологическое опьянение;
  2. алкогольный паранойд;
  3. алкогольный бред преследования;
  4. алкогольный бред ревности;
  5. алкогольный бред самообвинения;
  6. алкогольный бред отравления;

У лица, страдающего бредовым психозом, отмечаются такие симптомы, как неадекватные реакции на реально происходящие события. Среди эмоций преобладают растерянность, тревога, чувство страха. Поведение непредсказуемо, импульсивно. Длительность психоза — это неспецифческая характеристика, т.е. интенсивность проявлений может меняться в течение дня, а может сохраняться в течение продолжительного периода. Следует помнить, что все виды алкогольных психозов являются пограничным состоянием с рядом множества других психических заболеваний. Дифференциальный диагноз устанавливается психиатром-наркологом.

Это острый алкогольный психоз, клинические проявления которого являются самыми парадоксальными. Четкое описание симптомов отсутствует. Парадоксальность заключается в том, что оно не зависит напрямую от длительности и количества употребления алкоголя. Причины данного состояния не выяснены. По ряду версий оно включается при наследственной предрасположенности, наличии сопутствующих заболеваний, особенностей биохимических процессов организма. Допускается влияние внешних факторов среды, таких как смена места жительства, особенности профессии, ситуации в семье. Это единственное состояние, которое может возникать при всех трех типах алкогольной болезни, включая детский и подростковый алкоголизм.

До сих пор не выяснен вопрос, присутствуют ли галлюцинации в состоянии патологического опьянения.

Помимо близких и родственников, случайных очевидцев, свидетелями патологического опьянения регулярно становятся сотрудники скорой медицинской помощи, которых вызывают к больному с якобы белой горячкой. Однако имеется ряд существенных отличий. В первую очередь, алкогольный делирий возникает в период абстинентного синдрома, а данное состояние непосредственно после употребления алкоголя, причем, возможно, даже разового. Важным отличием также будет то, что в состоянии алкогольного делирия отмечается псевдологика психического заболевания больного, а при патологическом опьянении реактивность меняется молниеносно и независимо от обстоятельств. Проходит самостоятельно после продолжительного сна.

Факт. По ряду данных, наиболее показательным и в то же время нашумевшим примером такой разновидности алкогольного психоза можно рассматривать поведение руководителя столичного РОВД, использовавшего табельное оружие в московском супермаркете, убив и ранив при этом несколько человек.

После курса Alkotoxic у меня появилось отвращение к алкоголю.

Алкогольный психоз данного типа является разновидностью острого психоза. Развивается чаще при истинном пенсионном алкоголизме. Характеризуется наличием таких симптомов, как выраженные тревога и страх. Проявляться может как в стадии абстинентного синдрома, так и в период употребления алкоголя при хроническом алкоголизме. Появляются доминирующие мысли, идеи, озарения в том, что окружающий мир настроен разрушить состояние больного, которое ему самому видится гармоничным. В сочетании с идеями собственной сверхценности и эгоцентричностью возникают рассуждения, которые пациенту кажутся логичными, направленными на выявление элементов воздействия на его личность и окружение.

Примером поведения такой группы больных является всем известный персонаж — внешне тихий алкоголик, напивающийся в одиночку дома, а потом терроризирующий свою семью. Такой больной при попытке проникнуть в его личное пространство выдает картину агрессивных реакций, с выраженным словесным бредом маниакально депрессивного характера.

Весьма неблагоприятная форма алкогольного психоза­ может провоцировать открытое асоциальное поведение. Течение патологии данной формы приводит к насилию либо суициду. Без психиатрической и наркологической помощи только развивается, при этом мотивировать больного на лечение крайне сложно, поскольку он во всем будет видеть заговор против себя.

Совет! Единственный способ уговорить больного лечиться — подыграть ему, взяв на себя второстепенную роль посредника между выдуманными пациентом персонажами и специалистами медучреждения. Например, согласиться с наличием заговора и включить стационар в качестве безопасного места в структуру выдуманного мира.

Этот вид алкогольного психоза мало чем отличается от паранойда. Однако больной способен четко конкретизировать участников своей бредовой структуры, при этом агенты будут не всегда одушевленными, нередко наблюдаются такие идеи, как заговор деревьев или камней, погоды, но самым распространенным является заговор инопланетян. Также требует медицинской коррекции, с проведением медикаментозного лечения и других видов реабилитаций. Без вмешательства специалистов неуклонно развивается.

Алкогольный психоз этого вида развивается на II–III стадии алкоголизма, характеризуется наличием бредовых идей на тему супружеской неверности. На него приходится 1–3 % от общего числа психических расстройств на почве алкоголизма. Страдают от него в основном мужчины. Развитие происходит постепенно. Чаще всего ему подвержены лица, у которых еще до наступления этого заболевания в характере преобладают такие черты, как подозрительность, эгоцентричность, недоверие к людям. Вначале больной периодически в состоянии опьянения высказывает супруге надуманные претензии относительно ее верности, через некоторое время тематический бред все больше развивается и начинает носить постоянный характер, в том числе и в периоды трезвого состояния. Со временем возможно появление ложных воспоминаний (не путать с галлюцинациями), больной начинает считать, что измены со стороны супруги присутствовали на протяжении всей совместной жизни. Ему начинает казаться, что все вокруг обсуждают ситуацию в его семье, в любом разговоре со сторонним человеком начинают видеться намеки, насмешки. Никакие разумные доводы воздействия на больного не имеют. Человек становится склонен к агрессии при выяснении отношений. Причем направлена она исключительно на жену, к предполагаемым любовникам, даже если они хорошо знакомы пациенту, негативные эмоции отсутствуют. Течение хроническое, с периодическими обострениями. Поведение пациента соответствующее — имеют место попытки проследить за супругой, подловить ее «на слове», стремление проверить личные вещи: сумочку, телефон, даже нижнее белье. При этом везде успешно «обнаруживаются» подтверждения измен.

Важно! Алкогольный бред ревности не проходит сам по себе. Даже в случаях, когда проведен курс лечения от алкоголизма и достигнуто наступление устойчивого трезвого состояния на протяжении длительного времени, бред ревности остается. Обязательно необходима корректировка психиатра.

Очень часто при длительной алкоголизации возникает своеобразное расстройство, выражающееся в виде бреда самообвинения и самоуничижения. Характеризуется стремлением больного обвинить себя в реальных, но чаще мнимых проступках, преступлениях, грехах и ошибках. Человек считает, что достоин серьезного возмездия. Возможны попытки самонаказания путем причинения себе физического ущерба вплоть до самоубийства. Больной воображает, что все вокруг знают о его недостойном поведении и осуждают его. Нарастают чувства страха и тревоги. В ходе развития данного состояния­_ больной может даже обращаться в правоохранительные органы с просьбой привлечь его к ответственности как за мнимые преступления, так и за вполне реальные, совершенные другими людьми.

Факт. Психиатры-наркологи считают, что данное расстройство не имеет прямой корреляции от алкогольной болезни. Это разновидность тяжелой эндогенной депрессии либо симптом, так называемого биполярного расстройства, обострения которого провоцируется алкогольной болезнью. Данное заболевание нуждается в неотложном лечении, в условиях психиатрического стационара.

При данном виде нарушения больному начинает казаться, что все окружающие либо какой-то конкретный человек имеют намерение подмешать в его пищу и воду яды с целью нанести вред его здоровью и жизни. Это также является разновидностью биполярного расстройства личности, спусковым механизмом для которого является в том числе и длительная алкогольная зависимость. Наркологическая помощь данному типу пациентов уходит на второй план, а в первую очередь необходимо психиатрическое стационарное лечение.

Существуют истинные алкогольные психозы, сопровождающиеся бредовыми состояниями, галлюцинозом разных типов (белая горячка, патологическое опьянение). Но существуют также психические заболевания (эндогенная депрессия, различные виды шизофрений и некоторые типы психозов), которые могут развиваться и безотносительно к алкоголизму. Собственно, злоупотребление спиртными напитками может выступать для них в роли пускового механизма.

источник

Расстановка ударений: АЛКОГО`ЛЬНЫЕ ПСИХО`ЗЫ

Алкогольные психозы (греч. psychē — душа, душевное состояние + -ósis) — расстройства психической деятельности, развивающиеся в результате многолетнего злоупотребления спиртными напитками. За несколько лет до возникновения А. п. у больного появляются все или почти все проявления синдрома наркоманической зависимости — измененная толерантность, синдром похмелья и др. (см. Алкоголизм, Алкоголизм хронический, Наркомании) и весьма часто характерные изменения личности. Возникновению А. п. способствуют соматические болезни, травмы, авитаминоз. Поскольку А. п., как правило, не возникают в состоянии опьянения, их трактуют как металкогольные психозы.

Различают следующие группы алкогольных психозов: алкогольный делирий; алкогольный галлюциноз; алкогольные бредовые психозы; структурно сложные и атипичные А. п.; алкогольные энцефалопатии (см.). Кроме того, к А. п. относят алкогольную эпилепсию, алкогольную депрессию, дипсоманию и патологическое опьянение. К А. п. можно отнести и те смешанные случаи, при к-рых симптоматика А. п. возникает на фоне других психических заболеваний.

Алкогольный делирий под названием delirium tremens впервые описан Саттоном (Т. Sutton) в 1813 г. Алкогольная этиология психоза была установлена Райе (Rayer) в 1818 г. Закономерности развития алкогольного делирия, его симптоматика и основные формы были изучены Маньяном (V. Magnan), Ласегом (С. Lasegue), Розе (Rose), Бонгеффером (К, Bonhoeffer), Крепелином (Е. Kraepelin), С. С. Корсаковым.

Французские психиатры термин «delirium tremens» употребляют для с обозначения наиболее тяжелых состояний, сопровождающихся значительной гипертермией, а легкие и средней тяжести делирии обозначают как приступы спутанно-сновидного помрачения сознания. В отечественной и немецкой литературе под названием делириум тременс (белая горячка, алкогольный делирий) описываются различные по тяжести и сложности симптоматики А. п., сопровождающиеся выраженным помрачением сознания.

Алкогольный галлюциноз описан в 1847 г. Марселем (Marcel). Термин «алкогольный галлюциноз», принятый в немецкой и отечественной психиатрии, был предложен в 1900 г. Вернике (С. Wernicke). Клиника острых и хронических алкогольных галлюцинозов получила наиболее полное отражение в работах Бонгеффера, Мегендорфера (F. Meggendorfer), Крепелина, С. А. Суханова, И. Н. Введенского и С. Г. Жислина. Алкогольный бред преследования (острый алкогольный параноид) под названием алкогольный бред был описан Н. П. Тяпугииым в 1914 г., к-рый отметил отсутствие иллюзий и галлюцинаций, связь психоза с окончанием запоя. Начиная с 1949 г. психоз описывался М. О. Гуревичем и другими отечественными психиатрами.

Алкогольный делирий (белая горячка, delirium tremens) обычно развивается в первые сутки или даже в ближайшие часы после прекращения многодневного употребления алкоголя. Первому приступу делирия (см. Делириозный синдром), как правило, предшествует длительный период злоупотребления алкоголем, повторные же психозы могут возникать и после более коротких запоев. Стадией предвестников белой горячки является утяжеленный в своих проявлениях синдром похмелья (см. Алкоголизм хронический). Чаще всего психоз развивается на высоте похмелья, реже на этапе его обратного развития.

Вначале появляется суетливость, торопливость движений, изменчивость настроения. Внимание у больного неустойчивое, он легко отвлекается, временами нарушается ориентировка во времени, обстановке, ситуации. Возникают наплывы мыслей, образных воспоминаний, затем иллюзии и галлюцинации. Белая горячка может начаться одним или серией судорожных припадков, наплывом слуховых о галлюцинаций, образным бредом преследования. В начале развития делирия зрительные галлюцинации, иногда сценические, могут сочетаться с сохранной ориентировкой в обстановке. При углублении делирия появляется ложная ориентировка в обстановке, но ориентировка в своей личности остается. Поведение больного зависит от содержания обманов восприятия: больные выгоняют из комнаты крыс, кошек, чертей, топчут змей, ловят и отыскивают куда-то спрятавшихся карликов. Появление видений сопровождается яркими аффектами удивления, протеста, любопытства. Характерно сочетание страха с грубоватым юмором. В нек-рых случаях к зрительным галлюцинациям присоединяются слуховые, возникает чувственный бред преследования, колдовства, ревности. С развитием делирия галлюцинации становятся разнообразными (помимо зрительных, возникают слуховые, термические, вестибулярные, тактильные галлюцинации, в т. ч. и галлюцинации полости рта и общего чувства), появляются парестезии, нарушения схемы тела (см.).

При обилии галлюцинаций больные стряхивают с себя нити, что-то тянут изо рта, сбрасывают с тела насекомых и животных, жалуются на льющуюся воду или сыплющийся в глаза песок, отмахиваются от нападающих зверей.

При концентрации собеседником внимания больных, напр. на их биографических данных, галлюцинации на время исчезают. Больные легко откликаются на содержание ведущейся в их присутствии беседы, вставляют свои замечания. Соответствующими вопросами легко удается вызвать ложные узнавания и внушить обманы чувств. Так, услышав предложение читать, больной видит на чистом листе бумаги напечатанные слова (симптом Рейхардта); живо разговаривает «по телефону», если дать в руки отключенную от аппарата телефонную трубку (симптом Ашаффенбурга); при надавливании на закрытые глаза и провоцирующих вопросах «видит» животных, людей, насекомых (симптом Липманна). Окружающих больные принимают за своих знакомых, на вопросы отвечают быстро, торопливо, не замечая непоследовательности и грубых противоречий в своих высказываниях, многие из к-рых отличаются крайней нелепостью. Собственные ответы и сам факт беседы очень быстро забывают. Временами обилие обманов восприятия уменьшается, на первый план выступает ложная ориентировка в месте и времени, суетливое или гиперкинетическое возбуждение. Больные все время чем-то заняты, суетятся, стремятся куда-то идти, отдают распоряжения, обращаются с просьбами, договариваются с мнимыми собеседниками о встрече, употреблении алкоголя, «грузят товары», считают «деньги» (профессиональный делирий).

Длительность делирия редко превышает 3—4 суток. Обманы восприятия и нарушения ориентировки чаще всего исчезают после многочасового сна. Содержание делирия частично амнезируется. По прояснении сознания отмечается кратковременный период астении. Иногда в течение нескольких дней отсутствует критическое отношение к части делириозных расстройств (резидуальный бред).

Для алкогольного делирия типична следующая сомато-неврологическая симптоматика: абсолютная бессонница, потливость, тахикардия, колебания артериального давления, тремор рук, головы, всего тела, атаксия, мышечная гипотония, гиперрефлексия, рефлексы орального автоматизма, иногда горизонтальный нистагм, слабость конвергенции глазных яблок.

Вовремя делирия у больного часто находят следующие соматические расстройства: увеличение печени, темно-коричневый налет на языке, нередко легкую желтушность склер, увеличение в крови билирубина и холестерина, лейкоцитоз и сдвиг в лейкограмме влево, ускорение РОЭ, гипохромную анемию; характерна субфебрильная температура.

Кроме описанной классической картины, различают еще несколько вариантов белой горячки.

Абортивный делирий длится несколько часов, появление галлюцинаций не сопровождается нарушением ориентировки.

При гипнагогическом (возникающем при засыпании) делирии содержание сновидений напоминает делирий (участие животных, авантюрно-приключенческая тематика сцен преследования, погони, спасения). По пробуждении критическая оценка сновидений появляется не сразу, и в течение нек-рого времени отмечается неправильное поведение. Иногда гипнагогический делирий предшествует за несколько суток развернутой картине белой горячки.

«Делирий без делирия» [Деллькен (A. Dollken)] протекает без обманов восприятия и бреда, но с дезориентировкой и суетливым возбуждением. Состояние напоминает то, к-рое наблюдается при обычном Делирии, когда на время исчезают обманы восприятия.

При систематизированном делирии преобладают сценоподобные зрительные галлюцинации, образующие содержание последовательно развивающихся, опасных или забавных, но лишенных масштабности событий. Обычно это сцены преследования, бегства, гораздо реже приятные события. Глубина помрачения сознания незначительная, нередко сохраняется частичная ориентировка в месте и времени. По прояснении сознания резидуальный бред может держаться несколько суток.

Для делирия с преобладанием слуховых галлюцинаций характерно сочетание систематизированного галлюцинаторного бреда с выраженным расстройством сознания. Глубина помрачения сознания постоянно колеблется, временами состояние приближается к галлюцинозу. Сходство с последним особенно значительно в начале психоза и в стадии его обратного развития.

Тяжело протекающий алкогольный делирий обычно начинается как классический, затем в течение первых суток появляется нарастающая оглушенность. Профессиональный делирий сменяется гиперкинетическим делирием или мусситирующим (больной невнятно что-то бормочет, совершает однообразные простейшие движения руками, что-то тянет, скручивает, ощупывает, «обирается»; в контакт с ним вступить не удается). На 4—5-й день заболевания возможно возникновение гипертермической комы со смертельным исходом в результате обусловленного отеком мозга коллапса или паралича дыхания. При благоприятном течении оглушенность постепенно уменьшается, сознание с каждым днем проясняется все больше. Все же весьма часто после периодов ясного сознания вновь появляется делириозная симптоматика. Развитию тяжелого алкогольного делирия часто предшествуют многомесячные запои, судорожные припадки с потерей сознания, многократные приступы рвоты. На высоте психоза характерна следующая неврологическая симптоматика: грубая атаксия, дизартрия, гнусавость, мышечная дистония, различные гиперкинезы, патологические рефлексы, рефлексы орального автоматизма, глазные симптомы (миоз, нистагм, слабость конвергенции), вегетативные нарушения (гипергидроз с обезвоживанием, падение артериального давления, гипертермия до t° 42°, абсолютная бессонница). Течение затяжное, порой с обострениями, окончание психоза постепенное, с полной амнезией делирия и длительной астенической фазой. Повторные психозы у возобновивших злоупотребление алкоголем в части случаев сохраняют форму первичных (это характерно для тяжелых делириев). Однако весьма часто они принимают форму атипичных, фантастических делириев или галлюцинозов.

Читайте также:  25 кадр для лечения алкоголизма отзывы

Атипичный делирий — симптоматика включает те или иные проявления синдрома Кандинского — Клерамбо. Обычно психоз протекает вначале в форме систематизированного делирия или делирия с преобладанием слуховых галлюцинаций. На высоте развития заболевания появляются разнообразные сенестопатические, идеаторные и даже двигательные автоматизмы, чувственный бред воздействия, метаморфозы, одержимости (см. Бред, Кандинского—Клерамбо синдром). Доминирует чувственный бред преследования, к-рыи сочетается с идеями отравления, гипнотического воздействия, ревности. Преобладает аффект страха, тревоги, отчаяния. Весьма часто содержанием атипичного делирия становится тема смерти и воскрешения. Больным кажется, что различными способами преследователи, не причиняя боли, отрезают им ноги и руки, прокалывают сердце, подвергают воздействию тока, газа, лучистой энергии. Они ощущают, как останавливается сердце, холодеют руки и ноги, потом видят себя на кладбище, в гробу, слышат сообщения о собственной смерти и считают себя умершими. Затем происходит «воскрешение». Атипичный делирий сопровождается достаточно глубоким помрачением сознания, выраженным двигательным и речевым возбуждением. На высоте психоза вступить в контакт с больными трудно, речь их отрывиста и непоследовательна. Прояснение сознания с восстановлением ориентировки в окружающем наступает после длительного сна; через несколько суток появляется критическое отношение к перенесенному психозу. Течение атипичного делирия может быть затяжным, особенно в тех случаях, когда велик удельный вес слуховых галлюцинаций.

Фантастический делирий (алкогольный онейроид) возникает на высоте развития атипичного или систематизированного делирия, а также на высоте острого галлюциноза. Фантастический делирий, как правило, не является первым в жизни психозом. У большинства больных отмечается ранее несколько типичных или атипичных острых алкогольных психозов. Появлению фантастического делирия может предшествовать этап фантастических по содержанию сновидений. Переход от систематизированного делирия к онейроиду (см. Онейроидный синдром) совершается внезапно или постепенно. Появляется растерянность, усиливается иллюзорность восприятия окружающего. Затем возникает двойная бредовая ориентировка в окружающем, нарастает возбуждение или появляется заторможенность, доходящая до степени субступора с явлениями восковой гибкости, пассивной подчиняемости (см. Кататонический синдром). Особенностью стадии, непосредственно предшествующей онейроиду, является наличие острого чувственного бреда, бреда инсценировки с ложными узнаваниями, вербальных (словесных) галлюцинаций, разнообразных психических автоматизмов. На высоте онейроида возникает полная дезориентировка, сценические зрительные галлюцинации фантастического содержания, острый фантастический бред, сочетающийся с различными проявлениями синдрома Кандинского—Клерамбо (см. Кандинского—Клерамбо синдром), нарушениями схемы тела, деперсонализациоиными расстройствами (см. Деперсонализация). Страх,тревога, тоска и отчаяние сочетаются с депрессивным мегаломаническим бредом (см. Бред); аффект радости, восторга характерен для экспансивного онейроида. С развитием фантастического бреда возбуждение сменяется двигательной заторможенностью. Если фантастический делирий развивается на высоте галлюциноза, ему предшествует появление двойной ориентировки, бреда, инсценировки, психических автоматизмов.

Как и при других формах делирия, обратное развитие симптоматики обычно начинается после длительного многочасового сна, наступающего после приема снотворных или введения нейролептиков. Вначале исчезают сенестопатии (неприятные ощущения в разных частях тела), потом проявления психического автоматизма (бред воздействия, псевдогаллюцинации). Дольше всего держатся слуховые галлюцинации. Критическое отношение к перенесенному психозу может появиться лишь через несколько суток после прояснения сознания.

Алкогольный галлюциноз (галлюцинаторное помешательство пьяниц, алкогольный галлюцинаторный бред, алкогольная паранойя) развивается в результате многолетнего злоупотребления алкоголем и протекает в форме острого, затяжного или хрон. психоза.

Острый галлюциноз возникает в состоянии похмелья, к-рое часто протекает тяжелее, чем обычно. Психоз может начаться с делириозных расстройств, элементарных обманов восприятия, но чаще всего с внезапно появляющихся словесных галлюцинаций. Вначале больной слышит непостоянно звучащие голоса одного-двух человек. Пока их содержание непосредственно не касается больного, поведение его явно не меняется. Вместе с тем возникает аффект любопытства, недовольства, возмущения, удивления или недоумения, стремление обнаружить тех лиц, чьи голоса слышатся. На высоте психоза вербальный галлюциноз сочетается с более или менее систематизированным бредом. Преобладает аффект страха, тревожного и напряженного ожидания, тоскливости и отчаяния. Ориентировка во времени и обстановке не нарушается. Сценические вербальные галлюцинации отличаются чувственной яркостью, разнообразной тональностью, множественностью, комментирующим характером, повторяемостью слов и фраз. Голоса комментируют ощущения и движения больных, их прошлые и настоящие поступки, намерения и мысли, иногда появляются зрительные и тактильные галлюцинации. Больной часто слышит эмоционально насыщенные диалоги с упоминанием о нем в третьем лице. Содержание голосов сводится к угрозам, издевательским комментариям и замечаниям, обвинениям, приказаниям, предсказаниям. Обвинения в пьянстве, совершении аморальных поступков чередуются с угрозами убить, искалечить, уволить с роботы, опозорить, заключить в тюрьму. Одновременно больной слышит и защищающие и оправдывающие голоса.

Чувственный бред тесно связан с галлюцинациями, он почти всегда шире простой переработки последних. Чаще всего возникает бред преследования, инструментального наблюдения, колдовства, физического и психического воздействия. Типично сочетание бреда воздействия с истинными галлюцинациями и различными патологическими ощущениями. Первичные феномены отчуждения — представления, ощущения и аффекты с непосредственным чувством сделанности (см. Кандинского—Клерамбо синдром) наблюдаются чрезвычайно редко. Поведение отражает конкретное содержание бреда, галлюцинаций и особенности аффекта: больные бегством спасаются от преследования, обращаются за помощью в милицию и мед. учреждения, принимают меры самозащиты (баррикадируют квартиру, вооружаются тяжелыми предметами для обороны от преследователей).

Суицидальные попытки совершаются на высоте аффекта отчаяния. Таким путем больные пытаются избежать якобы грозящей им мучительнейшей расправы. Агрессия в отношении окружающих редка. Во время наплыва галлюцинаций больные вслух задают вопросы и отвечают мнимым собеседникам, они целиком поглощены содержанием галлюцинаций. Временами возникает состояние галлюцинаторной отрешенности с двигательной заторможенностью, доходящей до полной обездвиженности. Обилие обманов восприятия сопровождается появлением легких нарушений сознания, выражающихся в расстройствах внимания, ассоциативных процессов и частичной амнезии реальных событий. Исчезновение симптоматики происходит постепенно или крайне быстро после многочасового сна. Вначале нормализуется аффективная сфера, затем исчезают галлюцинации, патологические ощущения и бред. Длительность острого галлюциноза не превышает 3—4 недель.

К абортивным алкогольным галлюцинозам относят психозы длительностью до суток, при которых бред и галлюциноз не достигают полного развития. Галлюциноз с преобладанием параноидных расстройств характеризуется остро возникающим бредом преследования; словесные галлюцинации немногочисленны, но содержание их соответствует тематике бреда. Атипичные галлюцинозы сопровождаются появлением кратковременного ступора или выраженной депрессией. Ступор с оцепенением длится всего несколько часов, дальнейшее течение психоза обычное. При выраженной депрессивной симптоматике отмечается двигательная и идеаторная заторможенность, депрессивный бред, обвиняющее и осуждающее содержание галлюцинаций, тоска с чувством безысходности. Синдром вербального галлюциноза остается неразвернутым. Сочетание симптоматики делирия и галлюциноза выражается в чередовании тех и других проявлений, смене галлюциноза делирием или фантастическим делирием, в возникновении последнего на высоте галлюциноза.

Клиническая картина перечисленных А. п. порой весьма сложна, а отнесение заболевания к делирию или галлюцинозу весьма условно. Повторные галлюцинозы развиваются в результате возобновления злоупотребления алкоголем. Характерно для них отсутствие делириозных включений, появление затяжных и атипичных форм.

К затяжным (протрагированным) алкогольным галлюцинозам относят психозы, длящиеся от месяца до года. От острых они отличаются частотой появления депрессивных расстройств и атипичной симптоматики. Последняя выражается в возникновении истинных автоматизмов (идеаторных, сенестопатических и моторных), парафренного синдрома и зрительного галлюциноза. При нек-рых затяжных галлюцинозах, особенно повторных, сохраняется частичная или полная критика к неприятным по содержанию галлюцинациям.

Хронический алкогольный галлюциноз встречается редко. Вербальные галлюцинации часто возникают после периода тревожно-боязливого настроения.

Начальная симптоматика иногда близка к делирию с обильными слуховыми обманами или к атипичному делирию. Выделяют стационарную и прогредиентную формы. При первой в клинической картине доминируют вербальные галлюцинации, а бред редуцируется. При второй медленно нарастает органическое слабоумие и формируется систематизированный бред, различные автоматизмы (истинные сенсорные, идеаторные, моторные, внушенные чувства и сновидения), парафренная симптоматика. Обострения вызываются злоупотреблением алкоголем, перенесенными инфекционными заболеваниями. Симптоматика их напоминает острый галлюциноз или галлюциноз с делириозными включениями (т. е. с симптомами, характерными для делирия, — зрительными галлюцинациями, помрачением сознания и т.д.). Вне обострений поведение остается упорядоченным. Нек-рые больные, несмотря на многолетнее существование галлюциноза, сохраняют трудоспособность.

Алкогольные бредовые психозы. Выделяют алкогольный бред преследования и алкогольный бред ревности.

Алкогольный бред преследования (алкогольный параноид) внезапно развивается в состоянии похмелья. Образный бред физического уничтожения, преследования сочетается с вербальными иллюзиями и резчайшим аффектом страха или напряженного ожидания. Больные всюду замечают преследователей, по-бредовому толкуют речь, мимику, жесты и поведение окружающих, обращаются за помощью в милицию, в мед. учреждения, бегством спасаются от «гибели». Они убеждены, что их хотят убить, чтобы воспользоваться их деньгами или из мести. Если и возникают единичные слуховые галлюцинации, то в самом начале психоза, содержание их не совпадает с тематикой бреда. Психоз длится до 10—14 дней. При затяжных формах идеи преследования и отношения сочетаются с тревожно-тоскливым аффектом. Рецидивирующий параноид протекает в форме острых или затяжных психозов, возникающих каждый раз после запоев.

Алкогольный бред ревности (бред супружеской неверности) чаще всего развивается у лиц с психопатическими чертами характера или признаками алкогольной деградации. Вначале ревнивые опасения высказываются в опьянении или в похмелье, они нестойки и поддаются коррекции. Постепенно формируется систематизированный бред ревности. Возможно появление идей отравления и преследования. Больной начинает утверждать, что жена, желая сойтись с любовником, намерена его отравить или убить. Случайные факты оцениваются как доказательства измены и подготавливаемой расправы. В пожилом возрасте часто наблюдаются конфабуляции, ретроспективная бредовая оценка далекого прошлого, бред ревности приобретает ущербный характер. Идеи ревности могут впервые возникнуть в делирии или галлюцинозе, они не подвергаются коррекции и становятся основой для формирования систематизированного бреда.

Структурно сложные алкогольные психозы протекают в виде чередования типичных для алкоголизма состояний. Так, психоз определяется синдромом острого параноида, затем развивается вербальный галлюциноз, сменяющийся делирием. Чаще всего наблюдается чередование вербального галлюциноза и делирия. Напр., галлюциноз сменяется делирием, затем сознание проясняется и вновь преобладает симптоматика галлюциноза.

В клинической картине наблюдается симптоматика, характерная гл. обр. для эндогенных психозов. Атипичными являются делирий с проявлениями синдрома Кандинского—Клерамбо, в т. ч. и фантастический делирий (см. выше); острые галлюцинозы, сопровождающиеся кратковременным ступором с оцепенением или выраженной депрессией (см. выше); затяжные и хронические галлюцинозы с истинными психическими автоматизмами, парафренной симптоматикой; зрительный галлюциноз. Появление атипичных психозов после типичных говорит о нарастании энцефалопатических изменений. Дальнейшее углубление энцефалопатии может привести к исчезновению атипичной симптоматики и возникновению органических психозов (напр., развитию псевдопаралитического синдрома вместо парафренного).

Алкогольные психозы, возникающие при сочетании алкоголизма с другими психическими заболеваниями, могут иметь нек-рые отличия от типичной картины. Органические заболевания мозга (сосудистые, инфекционные, аллергические) часто видоизменяют симптоматику делирия, вызывая большую глубину помрачения сознания или появления психических автоматизмов, удлиняя период существования резидуального бреда. Остаточные явления органического поражения мозга, в т. ч. и травматического, эпилепсия с редкими припадками, маниакально-депрессивный психоз, сочетаясь с алкоголизмом, сами по себе не ведут к атипизации алкогольных психозов.

В 1909 г. Гретер (V. Graeter) описал больных, злоупотребляющих алкоголем, у к-рых вначале возникали психозы, сходные с алкогольными, а позже обнаруживались типичные шизофренические расстройства. Дальнейшее изучение показало, что алкоголизм сочетается с наиболее благоприятно протекающими формами шизофрении. Его влияние на шизофреническую симптоматику выражено больше, если развитию шизофрении предшествует многолетняя алкогольная интоксикация. Меньше всего влияние алкоголизма сказывается на симптоматике приступообразно-прогредиентной и периодической шизофрении, значительно больше — в начальной стадии параноидной п при вялотекущей шизофрении. Сочетание алкоголизма с вяло текущим процессом или неглубоким дефектом после приступа шизофрении исключает развитие классической белой горячки (психозы с помрачением сознания возникают редко и протекают в форме галлюцинозов с делирантными включениями или онейроидов). Обычно развиваются галлюцинозы или острые параноиды, длительность к-рых, как и алкогольных, не превышает 2—3 недель, а симптоматика часто включает депрессивно-параноидные, кататонические расстройства и истинные психические автоматизмы. В начальной стадии параноидной шизофрении могут наблюдаться двухфазные психозы, напоминающие только в первой фазе алкогольные. При вяло текущей шизофрении после запоев иногда развиваются галлюцинозы, неотличимые от алкогольных, однако повторные психозы утрачивают связь с алкогольными. Развитие параноидной и приступообразно-прогредиентной шизофрении может привести к уменьшению тяжести алкоголизма и даже полному прекращению употребления спиртного.

Алкогольная депрессия — понятие, служащее для обозначения различных депрессивных состояний у больных хрон. алкоголизмом. В узком смысле алкогольная депрессия — это синдром похмелья с тоскливостью, идеями самообвинения, неглубокой идеаторной и двигательной заторможенностью. К алкогольной депрессии относят также ситуационно обусловленные депрессивные реакции, усиливающиеся в состоянии похмелья. Возникновение в запое и после его окончания выраженной тоскливости может быть связано с конституциональными особенностями — склонностью к циклотимным расстройствам: настроения.

Алкогольная эпилепсия — судорожный синдром в третьей стадии хронического алкоголизма. Единичные или серийные припадки с потерей сознания, тоническими и клоническими судорогами, прикусыванием языка, недержанием мочи могут неоднократно возникать в первые дни после окончания запоя, перед делирием или в начале острой формы энцефалопатии Гайе—Вернике (см. Алкогольные энцефалопатии). Сочетание алкоголизма с резидуальными органическими (травматическими) поражениями мозга облегчает наступление припадков. В межприпадочный период на электроэнцефалограмме характерных для эпилепсии изменений нет. Появление в состоянии опьянения припадков типа petit mal или больших судорожных припадков не характерно для алкогольной эпилепсии. Изменения личности характерны для алкоголизма.

Алкогольные энцефалопатии — одна из групп металкогольных психозов, развивающихся при А. п., для к-рых характерно сочетание психических расстройств с системными соматическими и неврологическими нарушениями, нередко доминирующими в клинической картине (подробно — см. Алкогольные энцефалопатии).

Патологическое опьянение — сумеречное помрачение сознания, возникающее после употребления незначительных доз алкоголя и реже после больших доз алкоголя. Патологическое опьянение развивается не только у больных хроническим алкоголизмом и не относится к собственно алкогольным психозам. Наступлению его способствует утомление, недосыпание, эмоциональное напряжение.

При эпилептоидном (эпилептиформном) варианте внезапно изменяется состояние: утрачивается ориентировка, обстановка воспринимается неясно и неправильно, появляются обманы восприятия и отрывочные бредовые идеи. Резкое возбуждение с аффектами гнева и ярости сопровождается беспорядочной агрессией, стремлением к разрушению. Поведение может носить характер автоматических безотчетных действий.

При параноидном варианте искаженное бредовое восприятие ситуации и поведения окружающих сочетается с обманами восприятия, аффектом страха, тревоги, надвигающейся опасности. Больные вооружаются для обороны, нападают на мнимых врагов, убегают от опасности.

Патологическое опьянение отличается от простого опьянения внезапностью начала, отсутствием внешних признаков опьянения, сохранной координацией движений. Оно длится от нескольких минут до нескольких часов и нередко заканчивается глубоким и продолжительным сном. При параноидном варианте сохраняются частичные воспоминания о перенесенном состоянии, при эпилептиформном — наступает полная или почти полная амнезия.

Дипсомания — один из видов периодически наступающих запоев. Перед запоем появляются подавленно-раздраженное настроение, беспокойство, суетливость, физическое недомогание, бессонница, потеря аппетита, иногда головные боли, потливость и тремор. Трудоспособность снижается или утрачивается. Если приступ дипсомании развивается в исходной стадии хрон. алкоголизма, он начинается в связи с сильным влечением к алкоголю и длится 7—14 дней. Больные пьют спиртное днем и ночью, испытывая неудержимое влечение к алкоголю и пытаясь небольшими порциями водки или вина избавиться от быстро появляющихся тяжелейших проявлений абстиненции (см.). К окончанию запоя выносливость к алкоголю падает, усиливаются слабость, атаксия, тремор, одышка, тахикардия, появляется почти полная бессонница. Аппетит отсутствует, по утрам возникает рвота. Влечение к алкоголю ослабевает или исчезает, не обнаруживаясь до следующего запоя. Если дипсоманический приступ возникает у психопатических личностей или при стертых формах циклотимии, эпилепсии, шизофрении, физические и психические проявления опьянения могут быть незначительными, несмотря на приемы больших доз алкоголя (до 1 л и более в сутки), а подавленное настроение остается. Окончание запоя обычно внезапное, сопровождается исчезновением потребности в алкоголе, иногда отвращением к нему. После запоя может возникнуть повышенное настроение, сопровождаемое неутомимой и продуктивной деятельностью.

В патогенезе алкогольного делирия большое значение имеет усиление всех обменных и нейро-вегетативных нарушений, свойственных хрон. алкоголизму. При делирии основную роль играют изменения в промежуточном мозге с нарушением нейро-вегетативиой регуляции и функций гипофизарно-надпочечниковой системы. Важнейшую роль в нарушении гомеостаза играет накопление в крови продуктов неполного сгорания алкоголя и последующее резкое прекращение приема спиртных напитков. Нейро-вегетативная дисрегуляция усугубляется дефицитом витаминов В1, В6, В12, РР и фолиевой к-ты, нарушением функций печени. В результате в крови накапливаются кетокислоты, возникает ацидоз, повышается уровень билирубина, холестерина, падает концентрация ионов магния и калия, развивается вначале гипер-, затем гипоадренергия. Токсикоз и мозговая гипоксия вызывают повышенную проницаемость сосудистой стенки и отек мозга, к-рый в свою очередь усиливает вегетативную дисрегуляцию. Развитие синдрома делирия связывают прежде всего с угнетением фазы парадоксального сна.

Патогенез остальных алкогольных психозов изучен недостаточно. При острых психозах изменения, видимо, близки к тем, к-рые имеются при делирии. В патогенезе затяжных, хрон. галлюцинозов и бреда ревности придается значение энцефалопатическим изменениям и сопутствующим заболеваниям.

Морфологические изменения при алкогольном делирии, помимо характерных для алкоголизма, выражаются в усиленном кровенаполнении мозга, расширении капилляров, периваскулярном отеке, различных видах дегенерации нервных клеток. Преобладают изменения в гипоталамусе, в области III желудочка, на дне IV желудочка, но без характерной для алкогольной энцефалопатии Гайе—Вернике зональной ограниченности.

Алкогольный делирий отличается от неалкогольных делириозных состояний типичной психопатологической симптоматикой (сочетание страха с эйфорией, откликаемость, алкогольная тематика галлюцинаторных сцен) и характерными неврологическими признаками (тремор, атаксия, гиперрефлексия, мышечная гипотония, рефлексы орального автоматизма, гипергидроз). При тяжелом похмелье, в отличие от делирия, нет нарушений сознания с дезориентировкой, галлюцинации появляются лишь при закрывании глаз или в дремотном состоянии (гипнагогические галлюцинации).

Острый алкогольный галлюциноз отличается от алкогольного делирия преобладанием слуховых галлюцинаций и бреда, сохранностью ориентировки.

Алкогольный бред преследования и ситуационный параноид, возникающий у больного алкоголизмом в необычной или таящей в себе опасность обстановке, — тождественные состояния; их различие гл. обр. в условиях возникновения. Острый алкогольный параноид, в отличие от острого алкогольного галлюциноза, протекает без обманов восприятия; если и возникают слуховые галлюцинации, они кратковременны, скудны и содержание их не совпадает с тематикой бреда.

Отличие затяжных и хрон. галлюцинозов при органических заболеваниях от алкогольных выражается в иной неврологической симптоматике, нехарактерном для алкоголизма типе снижения интеллекта, большем однообразии галлюцинаций.

Алкогольный бред ревности отграничивается от сходных паранойяльных состояний при прогредиентных заболеваниях на основании его конструктивной простоты, близости мотивов патологической ревности к обычной, наличия признаков алкогольной деградации.

Дифференцировать психозы, возникающие при сочетании шизофрении с алкоголизмом, с алкогольными психозами весьма затруднительно, т. к. алкоголизм сочетается с наиболее благоприятно текущими формами шизофрении, при к-рых дефект не выражен. Все же в большинстве случаев удается выявить характерные для вяло текущей или приступообразной шизофрении изменения мышления н эмоционально-волевой сферы, возникшие задолго до острого психоза. Кроме того, при острых алкогольных галлюцинозах и параноидах не возникает депрессивно-параноидная, кататоническая симптоматика и растерянность с истинными психическими автоматизмами (см. Кандинского—Клерамбо синдром). Депрессивно-параноидные и кататонические расстройства не наблюдаются при затяжных и хрон. алкогольных галлюцинозах и весьма характерны для шизофрении, сочетающейся с алкоголизмом.

Алкогольная эпилепсия отличается от эпилептической болезни наступлением припадков в похмелье, неврологическими признаками энцефалопатии, исчезновением судорожных пароксизмов при воздержании от алкоголя, отсутствием специфических изменений на электроэнцефалограмме.

Прогноз острых А. п. благоприятен; при своевременном стационировании они заканчиваются выздоровлением. Опасность для жизни представляет лишь тяжело протекающий делирий. Многократное и частое возникновение острых психозов, свидетельствуя об углублении энцефалопатии, сопровождается снижением интеллекта. При хронических и протрагированных галлюцинозах возможно наступление временной или постоянной нетрудоспособности.

Лечение А. п. должно проводиться в стационаре. Терапевтическая тактика определяется формой психоза, его длительностью и тяжестью. При всех формах делирия, кроме тяжелых, эффективно назначение одпого из следующих средств: сочетание 0,5—0,7 г барбамила с 90—100 мл 40% спирта, 50—100 мг аминазина или тизерцина внутримышечно или внутривенно, 20—40 мг седуксена внутримышечно, 10—15 мг галоперидола внутривенно, 250—500 мг хлорметиазола внутрь или внутривенно. Суточная дозировка каждого из средств определяется быстротой наступления сна, его длительностью и полнотой исчезновения симптоматики делирия по пробуждении. Дополнительно назначают сердечные средства (кордиамин, корглюкон), витамины В1, С, РР, В6, B12, фолиевую к-ту, внутримышечно 20 мл 25% раствора сульфата магния.

При тяжелых делириях аминазин и тизерцин можно вводить только в стадии повышенного артериального давления. Возбуждение устраняют барбамилом со спиртом, хлорметиазолом, элениумом, седуксеном, оксибутиратом натрия. Наступление коллапса предотвращают назначением 60—120 мг преднизолона внутрь или парентерально, внутривенно вводят 400 мл полиглюкина с мезатоном или норадреналином. Отек мозга устраняют капельным вливанием 60—90 г мочевины внутривенно, к-рое немедленно прекращают, если оно вызывает ухудшение состояния. Обязательным является назначение больших доз витамина В1 — до 1000—1500 мг в сутки, из к-рых 500—600 мг вводят внутривенно.

Длительность указанной терапии определяется быстротой наступления сна, исчезновения неврологической симптоматики и прояснения сознания.

Благодаря современной терапии А. п. резко сократилась смертность при делириях. Введение в терапию седуксена, оксибутирата натрия, мочевины привело к сокращению длительности тяжелых делириев, исчезновению волнообразности и длительной сонливости, критическому окончанию психоза.

При острых галлюцинозах и параноидах наиболее эффективно внутримышечное введение 50—150 мг аминазина пли тизерцина, а также комбинация одного из этих препаратов, вводимых внутримышечно, с 5—10 мг галоперидола или 20—40 мг трифтазина. При затяжных галлюцинозах отсутствие эффекта от трифтазина (до 60 мг), этаперазина (до 80—100 мг), галоперидола (до 30 мг) или триседпла (до 10 мг) вынуждает начать инсулинотерапию в сочетании с одним из указанных препаратов. Обострения при хрон. галлюцинозах купируются как острые галлюцинозы.

Читайте также:  10 признаков что у вас алкоголизма

При бреде ревности наиболее эффективны инсулинотерапия, трифтазин (до 60 мг), галоперидол (15—25 мг), метеразин (до 150 мг).

Профилактика — борьба с алкоголизмом, профилактика и раннее лечение хрон. алкоголизма, проведение активной противоалкогольной терапии тем, кто однажды перенес психотическое состояние.

См. также Алкоголизм, Алкоголизм хронический.

Судебно-психиатрическое значение А. п. весьма велико. По частоте и тяжести совершения общественно опасных деяний первое место занимают больные алкогольными бредовыми психозами. Социальная опасность таких больных определяется характерными для них бредовыми идеями преследования с аффектом страха и тревоги или бредовыми идеями ревности; развитие последних представляет наибольшую опасность. Второе место занимают больные алкогольным делирием. Они опасны для окружающих их лиц и для себя особенно в инициальном периоде заболевания, в к-ром появляются интенсивные аффекты страха и тревоги, спутанность сознания.

Больные алкогольным галлюцинозом чаще всего совершают опасные деяния в случаях обострения и особенно при присоединении к вербальному галлюцинозу отдельных зрительных обманов и бредовых идей. Наличие делирия, галлюциноза или патологического опьянения исключает вменяемость.

Сумеречные расстройства сознания травматической этиологии, возникающие на фоне опьянения, также исключают вменяемость.

Лиц, совершивших общественно опасные действия в состоянии А. п. и признанных невменяемыми, с целью профилактики повторения психотических состояний следует направлять на принудительное лечение в психиатрические больницы. Лиц, у к-рых А. п. возник после правонарушения, следует направлять на лечение в психиатрические больницы; после выхода из болезненного состояния возвращают в распоряжение следственных органов пли суда. Лиц, у к-рых А. п. принимают затяжное течение, освобождают от уголовной ответственности и направляют на принудительное лечение.

При экспертизе лиц, в прошлом перенесших А. п. и привлекаемых к ответственности по какому-либо правонарушению, следует учитывать их стремление к метасимуляции — сознательному целевому воспроизведению психотических симптомов, пережитых ими ранее.

Библиогр.: Банщиков В. М. и Короленко Ц. П. Алкоголизм и алкогольные психозы, М., 1968, библиогр.; Банщиков В. М., Короленко Ц. П. и Короленко Т. А. Интоксикационные психозы, с. 60, М., 1968, библиогр.; Гулямов М. Г. Синдром психического автоматизма, Душанбе, 1965, библиогр.; Жислин С. Г. Очерки клинической психиатрии, М., 1965, библиогр.; Патогенез и клиника алкогольных заболеваний, под ред. И. И. Лукомского, М., 1970; Bonhoeffer К. Die akuten Geisteskrankheiten dcr Gewohnheitstrinker, Jena, 1901, Bibliogr.; Boudin G. et Lauras A. Le delirium tremens, P., 1960; Kraepelin E. u. Lange J. Psychiatric, Bd 2, Lpz., 1927.

Значение А. п. в судебно-психиатрической практикеВведенский И. Н. Проблема исключительных состояний в судебно-психиатрической клинике, в кн.: Пробл. суд. психиат., под ред. Ц. М. Фейнберг, т. 6, с. 331, М., 1947; Затуловский М. И. О патологическом опьянении и его диагностике в судебно-психиатрической практике, в кн.: Вопр. суд.-психиат. экспертизы, под ред. А. Н. Бунеева и др., с. 104, М., 1955; Качаев А. К. Отграничение сложных форм простого алкогольного опьянения от патологического опьянения, в кн.: Пробл. суд. психиат., под ред. Г. В. Морозова, в. 18, с. 77, М., 1967; Рожнов В. Е. Алкоголизм и другие наркомании, в кн.: Суд. психиат., под ред. Г. В. Морозова, с. 277, М., 1965, библиогр.

А. Г. Гофман; А. К. Качаев (суд. психиат.).

  1. Большая медицинская энциклопедия. Том 1/Главный редактор академик Б. В. Петровский; издательство «Советская энциклопедия»; Москва, 1974.- 576 с.

источник

Алкоголизм способен вызвать у человека эйфоризирующий эффект, приводящий к постепенному привыканию к нему организма. Э. А. Бабаян (1981) в зависимости от отношения населения к спиртным напиткам подразделил его на отдельные группы.

Первая группа – самая многочисленная и самая неоднородная по составу – объединяет лиц, совершенно не употребляющих спиртные напитки. К этой группе относится большинство женщин; больные, которые по состоянию здоровья не могут употреблять алкоголь; дети и небольшая часть мужчин.

Вторая группа – группа «экспериментаторов» — лица, принимающие алкоголь в порядке дегустации или для сравнения свойств различных напитков. В редких случаях отдельные лица этой группы начинают употреблять алкоголь в связи с возникающими при этом приятными вкусовыми ощущениями или продолжительной эмоциональной реакций.

Третья группа – группа «потребителей» — включает лиц, принимающих алкоголь в связи с какими-либо событиями, эпизодически или регулярно.

К четвертой группе относятся лица, злоупотребляющие алкогольными напитками.

Пятую группу составляют больные хроническим алкоголизмом. Она формируется из лиц четвертой группы. Подразделение населения на указанные группы не носит социального характера. Однако сам факт их существования требует проведения санитарно- гигиенических и культурно-просветительных мероприятий.

ОСТРОЕ АЛКОГОЛЬНОЕ ОПЬЯНЕНИЕ

Острая алкогольная интоксикация обусловлена психотропным действием этилового спирта, вызывающего длительную эйфорию. Алкогольная интоксикация, как правило, проявляется в виде простого алкогольного опьянения. Клинически выделяют три степени опьянения: легкую, среднюю и тяжелую. Степень опьянения устанавливается по концентрации алкоголя в крови, которую определяют с помощью биохимических исследований. Наличие алкоголя в крови 0,5 – 1,5% соответствует легкой степени опьянения, 1,5 – 2,5% — средний, свыше 2,5 – 3,0% — тяжелой степени. При острой алкогольной интоксикации с концентрацией алкоголя в крови свыше 5% наступает смерть. Указанные параметры хотя и являются признаками в определении степени опьянения человека, не служат абсолютными показателями в диагностике состояния алкогольного опьянения. Дело в том, что быстрота развития и выраженность симптомов опьянения зависят не только от количества принятого алкоголя, но и от характера пищи, масса тела, общего состояния здоровья, а также от типа высшей нервной деятельности человека, от индивидуальной чувствительности организма, степени утомляемости и качества спиртных напитков. Поэтому самым главным критерием при диагностике состояния опьянения является клинический метод. При легкой степени опьянения, наступающей в первые минуты после приема алкоголя, возникает приятное чувство тепла, расслабляются мышцы, ощущается комфорт, повышается настроение, появляются самоуверенность, ложный оптимизм, хвастливость. Опьяневший человек весел, активен, поет песни, танцует, громко говорит, легко переходит с одной темы на другую. Однако суждения его становятся неточными, неконкретными, критика в оценке своего состояния и окружающей обстановки снижается.

При средней степени опьянения также наблюдается эйфория, усиливается двигательное возбуждение, которое сопровождается раздражительностью, иногда подавленным настроением. Речь опьяневшего становится однообразной, стереотипной, артикуляция – невыразительной. Нарушается координация движений и равновесия. Возможны импульсивные поступки. В ряде случаев наблюдается заострение индивидуальных черт характера опьяневшего, они становятся карикатурно обнаженными. Иногда, наоборот, имеет место нивелировка характерологических особенностей личности. При средней степени опьянения часто наблюдаются «алкогольные палимпсесты», «лоскутная память», «перфорационная» амнезия (фрагментарные пробелы памяти на период опьянения).

Тяжелая степень опьянения сопровождается оглушенным расстройством сознания. Движения опьяневшего совершенно не координированы, речь отрывиста, невнятна. Иногда возникают эпилептиформные припадки, непроизвольное мочеиспускание, дефекация. При тяжелой степени наблюдается полная амнезия. В этом случае лица, употреблявшие алкоголь, абсолютно не помнят, какие поступки совершали в состоянии опьянения. У лиц, перенесших травматическое поражение головного мозга, у психопатов при длительном злоупотреблении алкоголем могут возникать атипичные формы опьянения, когда клиническая картина его не соответствует классической. Одной из форм острого атипичного алкогольного опьянения является депрессивная форма. В этом случае у опьяневшего вместо обычной эйфории наблюдается депрессивный фон настроения с явлениями дисфории, раздражительности, суицидальными попытками. Считается, что эта депрессия является результатом токсического действия на организм. В некоторых случаях она представляет собой спровоцированную опьянением основную симптоматику латентного психического заболевания.

Атипичной формой опьянения является также галлюцинаторная форма. Для нее характерно обилие слуховых, реже – зрительных галлюцинаций, возникающих на высоте алкогольной интоксикации. Больные в это время слышат речь и чаще неприятного для них содержания, им мерещатся разнообразные животные, черти, ведьмы. Психотические расстройства сразу же исчезают по выходе из состояния опьянения. Больные во время галлюцинаций понимают, где находятся, ориентируются во времени, память на болезненные события у них сохраняются. Галлюцинаторная форма опьянения чаще встречается у лиц, длительное время страдающих хроническим алкоголизмом.

Эпилептиформное опьянение также является атипичным. Вслед за нарастанием алкогольной интоксикации появившаяся вначале эйфория постепенно исчезает. Движения опьяневших становятся стереотипными и автоматизированными и сопровождаются агрессивными действиями по отношению к окружающим. Характерна полная амнезия переживаний. В целом же клиническая картина напоминает сумеречное расстройство сознания, остро развившееся на фоне обычного опьянения и закончившееся сном.

Патологическое опьянение также можно считать атипичной формой опьянения. Однако развитие при патологическом опьянении психотических нарушений в результате приема даже незначительного количества алкоголя позволяет отнести его к психотическому варианту алкогольных психозов. Патологическое опьянение чаще наблюдается у лиц соматически ослабленных, перенесших тяжелые инфекционные заболевания и травмы головного мозга, а также у психопатов возбудимого круга. Оно может возникнуть после приема небольших доз (50 – 100 г) алкоголя. Развивается патологическое опьянение остро и протекает, как правило, вне поля зрения врачей. Клиническая картина его устанавливается главным образом на основании показаний очевидцев, а при совершении больным общественно опасных деяний – по свидетельским показаниям.

Различают два варианта патологического опьянения.

1. Эпилептиформный вариант характеризуется острым развитием сумеречного расстройства сознания с психомоторным возбуждением. При этом наблюдаются аффективные нарушения в виде тревоги, страха, гнева, импульсивной ярости. Появляется стремление к бегству, причем внешне поведение больного может сохранять мотивированную направленность.

2. Пораноидный вариант отличается острым возникновением галлюцинаторных расстройств, бредовых идей. Больные стремятся избежать мнимой опасности, иногда прибегают к самозащите от кажущихся преследователей.

Патологическое опьянение длится от нескольких минут до нескольких часов и сопровождается полной амнезией. В редких случаях остается смутное воспоминание отдельных эпизодов. Следует также отметить, что патологическое опьянение – очень редкое явление и у одного человека обычно не повторяется.

Патологическое опьянение необходимо дифференцировать от простого алкогольного опьянения. Различие заключается в том, что патологическое опьянение развивается уже после приема незначительных доз алкоголя. У лиц, находящихся в состоянии патологического опьянения, наступает критический сон с амнезией пережитого. Лица, совершившие преступления в состоянии патологического опьянения, не пытаются оправдать себя, а искренне переживают из-за случившегося. Диагностика алкогольного опьянения в первую очередь должна основываться на клинических признаках. Врач, проводящий экспертизу, обращает внимание на поведение и внешний вид испытуемого, на физиологические функции организма, анализирует состояние внимания и мышления, исследует вегетативные функции, проводит координационные пробы (в позе Ромберга теряется точность движений; при вращении вокруг своей оси не менее 5 раз отмечается нистагм и т. д.).

Для диагностики алкогольного опьянения используется также легкодоступный и простой метод Мохова – Шинкаренко. Он основан на определении наличия алкоголя в выдыхаемом воздухе. Приблизительно 10% принятого человеком алкоголя выделяется через легкие. При выдыхании воздуха, содержащего пары алкоголя, в трубку с ватой, пропитанной хромовым ангидридом, последняя темнеет и тем сильнее, чем больше было употреблено алкоголя. Проба оказывается кратковременно положительной при употреблении 0,5 л пива, 150 мл водки в течение 4 – 5 ч, 0,5 л водки на протяжении 15 – 18 ч.

Можно использовать и пробу Рапопорта. Испытуемому предлагается в течение 1,5-2 мин выдыхать воздух через трубку, погруженную в пробирку с дистиллированной водой, в которую затем добавляют несколько капель концентрированной серной кислоты и небольшое количество раствора калия пермаганата. Последний, если в выдыхаемом воздухе содержаться пары алкоголя, обесцвечивается. Контрольная же пробирка остается розовой.

Следует помнить, что слабоположительная реакция может быть и при употреблении лекарств на спирту или эфире. Перед экспертизой опьянения это нужно уточнить.

Используют также специальные приборы, позволяющие провести экспертизу, в частности приборы, с помощью которых определяют наличие паров алкоголя в выдыхаемом воздухе с целью психофизических исследований.

Для экспертизы водителей транспорта в дорожных условиях работники ГАИ применяют специальные электронные приборы, незамедлительно фиксирующие результаты на перфоленте.

В лабораторных условиях химическими методами исследования, в частности методом газожидкостной хроматографии, определяют концентрацию алкоголя в крови, моче и на основании этого судят о степени опьянения.

Результаты экспертизы оформляют актом, где приводятся данные клинического или лабораторного исследований.

Экспертизу опьянения проводят при совершении правонарушений, нахождения на рабочем месте в нетрезвом состоянии и по другим причинам. Направить на экспертизу могут руководители предприятий и учреждений, административные, следственные и судебные органы.

Диагностику алкогольного опьянения осуществляют врачи-психиатры и психиатры-наркологи, а также врачи других специальностей (невропатологи, терапевты и др.). Для ликвидации острой алкогольной интоксикации (вытрезвление) в лечебный комплекс включаются следующие процедуры: 1. Начать вытрезвление необходимо с вызывания рвоты вплоть до исчезновения алкогольных запахов в рвотных массах путем раздражения задней стенки глотки. Затем дается для приема теплая вода с 5-10 каплями нашатырного спирта или раствора калия перманганата, щелочная (содовая) вода, теплое молоко с медом. 2. Для получения эффекта вытрезвления применяют также атропин (0,5-1 мл 0,1% раствора) и метронидазол (до 1,5- 2 г и более). Последний вызывает рвоту и отвращение к алкоголю. 3. Положительное действие оказывает следующая лекарственная смесь: фенамин – 0,01г, коразол –0,2 г (или 1-2 мл 10% раствора подкожно), никотиновая кислота – 0,1г. 4. Внутримышечно вводить витамин В6 (пиридоксин) в дозе 500 мг (10 мл 5% раствора). Показано также внутривенное введение глюкозы, витаминов В1, С, в небольших дозах инсулин. Кроме того, вводится физиологический раствор в больших количествах.

Рекомендуется также инъекции камфоры, кофеина, кордиамина, адреналина, лобелина, цититона. Назначают вдыхание кислорода. При атипичных формах опьянения помимо выше названных средств вводят седуксен (2-4 мл 0,5% раствора), галоперидол (1-2 мл 0,5% раствора) или аминазин (2-3 мл 2,5% раствора).

КЛИНИКА Хронический алкоголизм – заболевание, характеризующееся развитием патологического влечения к алкоголю, психической и физической зависимостью от него. Алкоголизм формируется медленно в течение длительного, многолетнего злоупотребления алкоголем. По данным ВОЗ, показатель распространенности алкоголизма в высокоразвитых странах колеблется в пределах от 11 до 44 на 1000 человек. Подавляющее число лиц, страдающих алкоголизмом, — мужчины. Однако соотношение женского и мужского алкоголизма в последнее время возросло и составляет 1 : 6. Учащаются случаи злоупотребления алкогольными напитками подростками и юношами, приводящие к развитию злокачественных и быстропрогрессирующих форм алкоголизма.

Злоупотребление алкоголем не только приводит к негативным социальным последствиям (утрачивается трудоспособность, увеличивается болезненность населения), но и вызывает патологические изменения соматической и эндокринной сфер организма.

Хронический алкоголизм начинается с бытового пьянства, которое, постепенно прогрессируя, превращается в привычное злоупотребление спиртными напитками. При этом человек в погоне за эйфорией постоянно увеличивает количество алкоголя, но, чувствуя его вред, пытается прекратить пьянство. В противном случае алкоголизация парализует волю и человек не в состоянии самостоятельно отказаться от спиртного. Нередко для подавления неприятных чувств он начинает принимать алкоголь все в больших количествах. Так привычное пьянство переходит в болезнь – хронический алкоголизм. И. В. Стрельчук (1960) подразделяет бытовой алкоголизм на эпизодическое или систематическое употребление алкоголя, эпизодическое злоупотребление алкоголем и острое отравление алкоголем (алкогольная интоксикация). Другие ученые (А. К. Качаев, И. Г. Ураков, 1975) всех лиц, употребляющих спиртные напитки, делят на эпизодически пьющих, привычно злоупотребляющих и хронических алкоголиков. Различают три стадии течения хронического алкоголизма. Первая стадия, неврастеническая, наступает после многолетнего злоупотребления алкоголем. Она характеризуется увеличением устойчивости (толерантности) организма к алкоголю, утратой защитного рвотного рефлекса. Больные могут выпить большое количество алкогольных напитков, нередко так и не достигнув желаемого опьянения. В результате длительного употребления алкоголя у них развивается психическая зависимость: навязчивое (обессивное) желание выпить, при одном воспоминании об алкоголе появляются оживление, говорливость. Мысли об алкоголе становятся доминирующими, застойными. Постепенно чувство влечения к алкоголю усиливается. С одной стороны, усиливается сознательное стремление получить удовлетворение от алкоголя, а с другой – отмечается неосознанная тяга достигнуть состояния опьянения. Изменяется и сам характер опьянения – вместо желаемой эйфории появляются раздражительность, эксплозивность, угнетенность. Все чаще развиваются амнестические формы опьянения. Больные смутно вспоминают свои переживания в пьяном состоянии, а отдельные эпизоды вовсе не помнят (перфорационная амнезия). Уже в этой стадии отчетливо выражено безудержное влечение к алкоголю, и вслед за приемом первой дозы возникает непреодолимое желание принять вторую, затем третью и т. д. При этом больные утрачивают способность контролировать количество выпитого алкоголя. Стремясь достичь состояния опьянения, они принимают алкоголь быстрее других (симптом опережения). Характерологические изменения личности также становятся отчетливыми – появляются лживость, хвастовство, назойливость, болтливость. При отсутствии возможности принять алкоголь возникают раздражительность, депрессия, усиливается поиск средств для приобретения спиртных напитков. Во время второй стадии, наркоманической, формируется абстинентный синдром (синдром похмелья), т. е. физическая зависимость организма от алкоголя. Он развивается обычно в течение 2 – 10 лет на фоне указанных ранее симптомов алкоголизма. Отличается только тем, что после протрезвления появляются тахикардия, болезненное ощущение в области сердца, головокружение, головные боли, артериальная гипертензия, тремор конечностей и всего тела. Помимо этого в ряде случаев снижается аппетит, появляются тошнота, рвота, поносы, бессонница. Изменяется и психическая сфера больных. Они пугливы, тревожны, угнетены, склонны к самоуничижению. Сновидения у них носят устрашающий характер. Прием небольшой дозы 0,072 алкоголя облегчает состояние похмелья. С прогрессированием заболевания абстинентный синдром становится все более стойким. Если в начале развития он наблюдается на протяжении нескольких дней, то впоследствии сохраняется до двух недель и более. Для снятия абстинентного состояния больные начинают употреблять алкоголь изо дня в день или запоем в течение 4 – 10 дней. В результате токсическая зависимость достигает максимума.

В соответствии с американской классификацией DSM-IV выделяется два понятия синдрома отмены: 1) специфический синдром, возникающий в результате прекращения интенсивного употребления алкоголя, — «абстиненция», под которым подразумевается воздержание от приема алкоголя; 2) «синдром отмены», включающий совокупность симптомов, возникающих после внезапного прекращения приема алкоголя.

Постепенно у больных происходит алкогольная деградация личности со снижением памяти и интеллектуальной деятельности. Они становятся грубыми, эгоистичными, лживыми; не заботятся о семье; часто вынуждены менять место работы; продают вещи, чтобы купить спиртные напитки, пьют суррогаты (денатурат, политуру, одеколоны и др.). В состоянии опьянения у них появляются эмоциональная неустойчивость, беззаботная веселость, сменяемая злобой, раздражительностью, асоциальными поступками.

Часто у больных алкоголизмом наблюдается алкогольный юмор. Он заключается в склонности различным нелепым шуткам, анекдотам, хвастливым жаргонным рассказам о себе и друзьях. В этой стадии примерно у 13% больных развиваются алкогольные психозы. В третьей стадии, энцефалопатической, снижается толерантность организма к алкоголю. Опьянение наступает уже от небольших доз. Поэтому больные не употребляют водку, а переходят на крепленные вина, суррогаты, пьют чаще в одиночку. Вскоре наступает глубокая социальная, психическая и физическая деградация личности, утрачивается способность к труду, забота о семье. Больные неряшливы, неопрятны, продают последние вещи.

Личность больного приобретает психопатоподобные черты, проявляющиеся эксплозивностью, неуместным юмором, иногда депрессивным настроением, суицидальными тенденциями.

Нарушение личностных свойств может также идти по органососудистому типу и сопровождаться грубым снижением интеллекта, нарушением памяти, расстройством сна, депрессией. Может наблюдаться и смешанная симптоматика. Во второй и третьей стадиях у больных хроническим алкоголизмом нередко обнаруживаются патологическая ревность, уверенность в супружеской неверности (симптом Отелло), развивается половая слабость (импотенция).

У некоторых больных возникает состояние, называемое дипсоманией, — периодически возникающий запой. При этом без видимых причин появляются тоскливо-злобное настроение, бессонница, общее недомогание, стремление к перемене места жительства, бродяжничеству. Развивается запойное пьянство, длящееся до 2 – 3 недель. Больной ежесуточно выпивает по 1 – 2 л алкоголя, но после внезапного самопроизвольного окончания запоя становится деятельным, активным, продуктивно работает. Существует мнение, что дипсомания является результатом периодически возникающего депрессивного состояния. При дипсомании больные отказываются от еды, соматически крайне ослаблены. В связи с этим необходимы терапевтические мероприятия, направленные на прерывание запоя. С этой целью назначают нашатырный спирт (5 – 10 капель на стакан воды) для уменьшения степени опьянения, сульфозин (1% взвесь серы в растительном масле) внуримышечно (от 1 до 6 мл), инсулин в небольших дозах (5 – 10 ед). Рекомендуется также метронидазол (трихопол) по следующей схеме: вначале дают 1,0 – 2,0 г препарата, а затем через каждые 1,5 – 2 ч добавляют еще 1,0 – 1,5 г до появления рвоты и отвращения к алкоголю. В последующем назначают психотропные средства (транквилизаторы, антидепрессанты, ноотропы) и проводят противоалкогольное лечение.

У больных хроническим алкоголизмом в рамках абстинентного синдрома может возникать депрессивное состояние, сопровождающееся подавленным настроением, слезливостью, тревогой с бредовыми идеями самоуничижения, самообвинения. В период депрессии, которая длится 1 – 2 недели, появляются суицидальные мысли, поступки, что требует от врача соответствующего повышенного внимания. В этих случаях назначают дезин 90;оксикационную терапию, транквилизаторы, витамины, антидепрессанты. Длительное злоупотребление алкогольными напитками не оставляет без изменений и функции внутренних органов. Соматические расстройства проявляются в склонности к ожирению или общему похуданию, одутловатости лица. На щеках и особенно на носу расширяются кровеносные сосуды (симптом красного носа). Токсическое действие сказывается на мышцах сердца (миокардит) и печень (хронический гепатит с последующим циррозом печени). Развиваются также гастриты, алкогольные полиневриты, гипертония.

Читайте также:  12 шагов в освобождении от алкоголизма

Нередко встречается гепатотестикулярный синдром, сопровождающийся циррозом печени, фиброзным перерождением щитовидной железы и атрофией половых желез с выпадением волос на животе.

Патогенетические механизмы алкоголизма сводятся к токсическому воздействию алкогольных напитков на весь организм. При этом прежде всего нарушается витаминный обмен и в первую очередь витаминов группы В. В частности, причиной возникающих при алкоголизме полиневритов служит дефицит витамина В1, а гепатотестикулярный синдром обусловливается недостатком в организме алкоголиков витамина Е.

При действии алкоголя на высшую нервную деятельность условные рефлексы образуются с трудом и неустойчивы. При этом ослабевает внутреннее торможение, возникает патологическая лабильность раздражительного процесса. Подвижность основных нервных процессов также нарушается.

Под влиянием алкоголя снижаются биоэлектрические ответы мозга, угнетается поступление информации по неспецифическим и специфическим системам. И действительно, у больных алкоголизмом проявляются эмоциональная грубость, ограниченность интересов, низкий интеллектуальный уровень, уплощение нравственных представлений и социальных чувств.

У больных хроническим алкоголизмом передается по наследству неполноценность отдельных звеньев метаболизма моноаминов, в результате чего происходит ускоренный распад норадреналина и его уровень не успевает своевременно восстановиться. В связи с этим истощаются компенсаторные механизмы организма, что способствует быстрому формированию похмельного синдрома. У детей, родившихся от родителей, страдающих алкоголизмом, обнаруживаются симптомы алкогольной эмбриопатии (алкогольный синдром плода), повышенная психомоторная возбудимость, отставание психического и физического развития, а также симптомы дисморфоза (уменьшенный скелет, микроцефалия, сферический череп, гипоплазия нижней челюсти, плоская переносица, неразвитые низко посаженные ушные раковины, иногда – эпикантус и синдактилия). Эти расстройства в течение первых лет жизни ребенка могут проявляться выражено и диагностируются как синдром малого мозгового поражения.

Борьба с алкоголизмом имеет долгую историю. Так, еще в древней Индии людей злоупотребляющих алкоголем, заставляли пить из раскаленных металлических сосудов горячее вино, напиток, коровью мочу или кипящее молоко. Римлянин, заставший свою жену в пьяном виде, имел право убить ее. В Голландии женщин- алкоголичек окунали в холодную воду. Однако вопросы, связанные с профилактикой и лечением алкогольных заболеваний, до сих пор актуальны и требуют особого внимания.

Организация наркологической службы способствует выявлению и концентрации больных хроническим алкоголизмом в наркологических диспансерах и кабинетах. С этой целью создается коечный фонд наркологических отделений при психиатрических больницах, наркологических комплексов при ЛТП. Для совершенствования организационных форм и принципов лечения больных алкоголизмом разработаны универсальные схемы минимальных терапевтических курсов.

Общими положениями для лечения больных в станционере является следующие:

1. Вначале проводятся дезинтоксикационные мероприятия (5 – 10 дней); вслед за ними применяются условнорефлекторные или сенсибилизирующие методы лечения в течение 40 – 45 дней и более.

2. После тщательного соматического обследования проводится условнорефлекторная терапия апоморфином, эметином, рвотными смесями до выработки прочной тошнотно-рвотной реакции на алкоголь.

3. Лечение сенсибилизирующими средствами – тетурамом, циамидом, метронидазолом, фуразолидоном, никотиновой кислотой в течение 25 – 30 дней.

4. На протяжении всего курса лечения осуществляются психотерапевтическое воздействие и трудотерапия. Диспансерное лечение и наблюдение в амбулаторных условиях проводится в течение 5 лет с момента взятия больного на учет. Амбулаторное лечение назначается больным, впервые обратившимся к наркологу (или после длительной ремиссии) и имеющим положительную установку на лечение. В амбулаторных условиях проводится также поддерживающая терапия лиц, выписавшихся из стационара (одна- две процедуры условнорефлекторного лечения в неделю). Дезинтоксикационная терапия для ликвидации абстинентных расстройств осуществляется введением раствора глюкозы внутривенно в течение нескольких дней с предварительными инъекциями инсулина (до 10 ед. подкожно). Показаны витамины В1, В6, С, РР, метионин, глютаминовая кислота, а также пиротерапия (сульфозин, пирогенал). Целесообразно внутривенное вливание натрия тиосульфата (10 – 20 мл 30% раствора), подкожное вдувание кислорода. Могут быть назначены транквилизаторы (элениум – 20 – 40 мг; седуксен – 10 – 20 мг; эуноктин – 10 – 15 мг в сутки и др.), а также ноотропил, пирацетам, энцефабол. Ососбенно эффективно нахначение феназепама в дозе1 – 3 мг в сутки в комбинации с грандаксинои в дозе 150 – 600 мг в сутки.

Для дезинтоксикационной терапии алкоголизма применяют такжелитонит – литевую соль никотиновой кислоты. Вводят по 1 мл 10% раствора с 10 – 15 мл 5 – 40% раствора глюкозы. Лечение литонитом может сопровождаться эмоционально- стрессовой терапией. Показан при абстинентном алкогольном синдроме, при нестойких ремиссиях. При алкогольном опьянении препарат вводится до исчезновения признаков алкогольной интоксикации. У лиц с повышенной чувствительностью к препаратам никотиновой кислоты наблюдается покраснение лица, появляется ощущение прилива жара к голове. В некоторых случаях наблюдается сыпь типа крапивницы. Указанные явления проходят самостоятельно и не нуждаются в специальной терапии. После окончания курса дезинтоксикационной терапии приступают к активному медикаментозному лечению – условнорефлекторному и сенсибилизирующему.

Условнорефлекторное лечение сводится к выработке у больного отрицательного (рвотного) рефлекса на алкоголь. Для получения безусловного подкрепления применяют различные рвотные средства (апоморфин, эметин, отвар баранца, чабреца, рвотные смеси).

В 1933 г. И. Ф. Случевский, а затем И. В. Стрельчук предложили лечение алкоголизма апоморфином. Этот метод в настоящее время нашел широкое применение. Выработку рвотного рефлекса начинают с подбора оптимальной рвотной дозы апоморфина. Вначале вводят 0,2 – 0,3 мл 1% раствора подкожно и, постепенно повышая дозу на 0,1 – 0,2 мл, доводят ее до необходимой, после которой через несколько минут появляются первые признаки тошноты. В этот период больному дают нюхать алкоголь, а перед самой рвотой рекомендуется принять небольшое количество его. Сеансы проводят ежедневно в стационарных или амбулаторных условиях. Обычно через 20 – 25 таких сочетаний образуется условный рефлекс отвращения к алкоголю. Осложнений при лечении апоморфином, как правило, не бывает. В редких случаях наблюдаются коллаптоидные состояния, которые легко устраняются введением сердечно-сосудистых и стимулирующих дыхательный центр средств.

Однако условнорефлекторный метод не лишен недостатков. Дело в том, что образующийся при его проведении рвотный рефлекс на алкоголь представляет собой условную связь. Поэтому он, как и любая временная, без подкрепления угасает. Следовательно, его необходимо еженедельно, иногда 1 – 2 раза в месяц, подкреплять. Кроме того, условный рефлекс вырабатывается не только на алкоголь, но и на окружающую обстановку, в частности на обстановку лечебного учреждения, где проводится данное лечение. Когда же больной возвращается в обычную для него среду, условная связь разрывается и рвотный рефлекс ослабевает. Следует также отметить, что условные связи вырабатывающиеся при использовании апоморфина, недостаточно стойки еще и потому, что они оказывают тормозное влияние на ЦНС. Вместе с тем он утяжеляет состояние абстиненции или же действует подобно морфину, что также нежелательно. Сенсибилизирующая терапия основана на развитии в результате приема лекарств повышенной чувствительности организма к алкоголю. Для этой цели применяют антабус (тетурам), метронидазол и др. Прием алкоголя после лечения указанными препаратами вызывает тяжелые, иногда опасные для жизни соматические расстройства.

Лечение алкоголизма антабусом (ТЭТД – тетраэтилтиурамдисульфид) проводится по разному. В целом методика сводится к следующему. Ежедневно вначале в утренние, а в последующем и в вечерние часы назначают по 0,5 г препарата и через 6 – 7 дней проводят первую алкогольно-антабусную пробу. Она вызывается дачей 30,0 – 50,0 г алкоголя, после чего спустя несколько минут возникают выраженные соматические расстройства: гиперемия лица и верхней половины туловища, учащение дыхания, тахикардия, тревожно-депрессивный фон настроения. Могут появляться тошнота, рвота. Как правило, наблюдается резкое падение кровяного давления. Через 1,5 – 2 ч приступ постепенно проходит, однако больной еще должен находиться некоторое время под наблюдением врача. На курс лечения рекомендуется 2 – 4 алкогольно-антабусные пробы. После этого больной может быть выписан из стационара и переведен на поддерживающую терапию и наблюдение в условиях наркологического диспансера.

Считается, что антабус задерживает окисление алкоголя в организме на уровне ацетальдегидных групп, которые вызывают тетурамовую реакцию. Известны единичные случаи летального исхода после произвольного употребления алкоголя лицами, лечившимися антабусом. Поэтому перед началом антабусотерапии больного предупреждают о возможном возникновении у него тяжелых соматических нарушений в случае приема алкоголя.

Осложнения при лечении антабусом проявляются в возникновении тяжелых коллаптоидных состояний и судорожных припадков. Возможны спазмы коронарных сосудов, а также психотические нарушения в виде психомоторного возбуждения с расстройством сознания, галлюцинациями и ложными узнаваниями. В этих случаях назначают средства, стимулирующие сердечно-сосудистую и дыхательную деятельность, вдыхание кислорода, внутривенное вливание 20 мл 1% водного раствора метиленового синего. При спазмах коронарных сосудов делают инъекции промедола с атропином, назначают валидол.

Применение тетурама для сенсибилизирующей терапии с ежедневным приемом препарата в порошках или таблетках затрудняет контроль за ходом лечения. В связи с этим в 1955 г. Мари предложил подкожно имплантировать препарат эспераль (дисульфирам). После имплантации благодаря созданию в организме депо тетурама поддерживается пролонгированная реакция на алкоголь, а сам факт оперативного вмешательства значительно облегчает психотерапию и способствует установлению длительных терапевтических ремиссий. Эспераль имплантируют (8 – 10 стерильных таблеток в область ягодичной мышцы), как правило, в условиях стационара, в отдельных случаях амбулаторно, больным хроническим алкоголизмом, ранее лечившимся и имевшим относительно длительные ремиссии. Первичным больным, а также больным алкоголизмом третьей стадии с деградацией личности, не имевшим ранее стойких ремиссий, имплантация препарата не показана.

После имплантации лечение продолжают тетурамом (по 0,25 г два раза в сутки в составе маскирующей смеси), а после снятия швов (скобы) поводят 1 – 2 алкогольные реакции, чтобы убедиться в непереносимости больным алкоголя. В отдельных случаях при наличии у больных каких-либо соматических заболеваний для лечения алкоголизма применяют метронидазол (трихопол). Он оказывает легкое сенсибилизирующее к алкоголю действие. Лечение начинают с 0,25 г и постепенно повышают дозу до 20,0 – 40,0 г). В процессе терапии проводят алкогольно-метронидазоловые пробы, при которых у больных изменяются вкусовые ощущения алкоголя, возникают переходящие соматовегетативные расстройства, тошнотно-рвотная реакция. В последующем проводят поддерживающую терапию. Противопоказаниями к проведению антиалкогольной терапии являются сердечно-сосудистая недостаточность, язвенная болезнь, хронические гепатиты, колиты, декомпенсированный туберкулез легких, органическое поражение центральной нервной системы, хронические гнойные инфекции, грыжи, беременность, преклонный возраст (свыше 50 лет).

В таких случаях показано более щадящее лечение никотиновой кислотой (по 0,1 – 0,2 г два-три раза в сутки). Можно также использовать свежий лимонный сок. Начиная с одного лимона и ежедневно добавляя по 1 – 2, общее количество их доводят до 15 – 20, а затем постепенно снижая. Какой бы метод ни применялся для лечения больных алкоголизмом, одновременно необходимо проводить психотерапию. Она может быть рациональной в виде словесного внушения при каждом терапевтическом сеансе. Применяются также специальные психотерапевтические приемы: гипноз, аутогенная тренировка и др. Психотерапевтическое воздействие предусматривает внушение больному или лучше одновременно группе больных отвращения не только к запаху и вкусу алкоголя, но и ко всей обстановке, которая способствует злоупотреблению спиртными напитками.

В последнее время широкое распространение в лечении алкоголизма получил метод «стрессовой» психотерапии, разработанный А. Р. Довженко. Методика лечения состоит из трех этапов: подготовительного, групповой суггестивной терапии и «кодирования».

Подготовительный этап предусматривает отбор больных, имеющих твердую установку на лечение. Пациенты должны быть уверены в эффективности применяемого метода и в течение двух- трех недель до начала лечения воздерживаться от приема алкоголя.

Второй этап сопровождается длительным (2 – 3-часовым) суггестивным воздействием на группу пациентов в бодрствующем состоянии. Больным внушается, что воля врача столь сильна, что она избавит от алкоголизма каждого из присутствующих на срок, который они сами установили (на год, три года, на всю жизнь). Таким образом, в отличие от традиционной психотерапии, где необходимо наличие волевого усилия самого пациента, ответственность за излечение в данном случае берет на себя врач. Больному разрешается в любое время раскодироваться. Это создает у пациентов ощущение свободы, независимости и облегчает субъективные переживания в периоды воздержания и абстинентных явлений.

Третий этап сопровождается проведением самого сеанса «кодирования» на срок, который устанавливают себе сами пациенты. Больному, находящемуся наедине с врачом, закрывают глаза, резко запрокидывают голову назад, надавливают на точки выхода тройничного нерва до появления сильных болевых ощущений. Затем предлагают больному широко открыть рот, после чего задняя стенка глотки и полость рта внезапно орошается струей хлорэтила в течение одной-двух секунд. Вся процедура длится обычно три-четыре минуты и сопровождается внушением смертельной опасности при употреблении пациентом спиртных напитков в период действия «кода».

Существуют различные модификации данного метода, особенно его третьего этапа – «кодирования», при котором применяются не только хлорэтил, но и другие средства, устрашающие воздействующие на пациента. Однако основным стержнем данного метода является страх возможной смерти при употреблении алкоголя и вера в «особые свойства» врача.

На уровне второй и третьей стадий хронического алкоголизма в ряде случаев формируются психические нарушения, которые объединяют в группу так называемых алкогольных психозов. Белая горячка (дрожащий делирий; лат. delirium tremens) развивается, как правило, у больных хроническим алкоголизмом после очередного продолжительного запоя. Провоцирующим ее факторами являются воспалительные процессы в легких, поджелудочной железе, печени, травмы головы и др. Психические расстройства начинаются во время запоя или спустя двое-трое суток после прекращения приема алкоголя. Вначале развивается предделириозное состояние, длящееся несколько суток, иногда недель. При этом усиливаются расстройства сна, появляются кошмарные сновидения, страх, беспокойство, тремор конечностей, также вегетативные расстройства (потливость, тахикардия, резкие колебания артериального давления и др.). У женщин в это время часто выявляются выраженные астенические, субдепрессивные и депрессивные расстройства. Затем возникают, чаще в ночное время, на фоне выраженного абстинентного синдрома и отвращения к алкоголю психотические явления, зрительные иллюзии и галлюцинации устрашающего характера с отрывочными бредовыми идеями, психомоторным возбуждением. Имеют место также вербальные галлюцинации, тревожный фон настроения, расстройства тактильной и вкусовой чувствительности. Эмоциональное состояние таких больных крайне изменчиво: взрывы страха и отчаяния у них сменяются благодушием и эйфорией. Движения и мимика соответствуют переживаемому. Видения бывают самыми разнообразными. Больным мерещатся насекомые, мелкие животные, различные чудовища, мертвецы и т. д. Они дезориентированы в месте и времени, противопоставляют себя кажущемуся, спасаются от устрашающих галлюцинаторных видений или же пытаются уничтожить их.

Белая горячка длится несколько дней и лишь иногда затягивается на 1 – 2 недели. В процессе выздоровления у больного наблюдается повышенная внушаемость. Например, если ему показать чистый лист бумаги и спросить, что он на нем видит, он начинает вслух произносить якобы читаемые слова и цифры, изображения (симптом Райхардта), а если к уху больного приложить какой-либо предмет и спросить, что он слышит, он начинает разговаривать, будто по телефону, с «голосами» (симптом Ашаффенбурга – «мнимого телефона»). Аналогичные проявления возникают и при симптоме мнимой «иголки с ниткой».Зрительные галлюцинации обостряются при надавливании на глазные яблоки больного (симптом Липмана). При выздоровлении, после глубокого длительного сна отмечается вялость, разбитость, подавленность.

Могут также наблюдаться атипичные варианты алкогольной горячки в виде мусситирующего (бормочущего) и профессионального делирия.

Что касается соматических нарушений, то при алкогольном делирии повышаются температура и потливость, увеличивается печень, появляются желтушность склер, тахикардия, бледность кожных покровов. Последнее и послужило поводом для названия болезни «белой горячкой».

При лечении алкогольного делирия можно назначать тизерцин (2 – 3 мл 2,5% раствора внутримышечно с постепенным увеличением дозы до 200 – 300 мг в сутки), аминазин в аналогичных дозировках. Особенно показана терапия галоперидолом (1- 2 мл 0,5% раствора в сутки). Хороший эффект дает внутривенное введение седуксена (2 – 6 мл раствора в сутки). Назначают также сердечно-сосудистые средства, а для предупреждения пневмонии – антибиотики.

В тяжелых случаях при наличии симптомов повышенного внутричерепного давления применяют капельное внутривенное введение 30% раствора мочевины (200 мл) на 10% растворе глюкозы, а также гемодез. Показана и спинномозговая пункция. Алкогольный галлюциноз встречается реже, чем белая горячка. Он может протекать остро – в течение нескольких дней, недель, и хронически – месяцы и даже годы. На первый план в клинической картине выступает наплыв вербальных галлюцинаций при формально ясном сознании. Больной слышит голоса, которые осуждают его поведение, упоминая о нем в третьем лице или же непосредственно обращаясь к нему. Содержание галлюцинаций обычно неприятное: слышатся ругань, оскорбления, крики, шепот. На основании галлюцинаторных расстройств возникают отрывочные бредовые идеи самообвинения, преследования. Больные тревожны, возбуждены, склонны к отчаянию, суицидальным поступкам.

Сходные галлюцинаторные явления могут быть при шизофрении, однако в этом случае преобладают слуховые, обонятельные и вкусовые галлюцинации на фоне эмоционально-волевого обеднения личности.

Лечение алкогольного галлюциноза проводится нейролептическими средствами (трифтазин, тизерцин, триседил, галоперидол, аминазин и др.). Целесообразно назначать стрихнин (1 мл 0,1% раствора подкожно в течение 20 дней) и атропин в тех же дозах. После приема этих препаратов содержание голосов становится добродушнее, в связи с чем больные успокаиваются и врач может более полноценно проводить терапию. Алкогольный параноид проявляется в двух вариантах.

В случае развития первого варианта возникают бредовые идеи ревности, преследования, отравления на фоне абстинентного синдрома. Они сопровождаются растерянностью, страхом, напряженностью. В каждом встречном больные видят своих преследователей, врагов. Эпизодически возникают вербальные иллюзии, галлюцинации. Длительность этого варианта не превышает нескольких дней, иногда недель.

Второй вариант алкогольного параноида протекает наиболее тяжело. Он возникает медленно, исподволь, в результате длительного логически искаженного анализа больным окружающих явлений. Протекает он преимущественно в виде бреда ревности (супружеской измены), который развивается чаще всего у мужчин после 35 – 40 лет и формируется постепенно. Вначале бредовые идеи появляются на фоне опьянения, а затем и вне алкогольных эксцессов. При этом больные обращаются за помощью в администрацию, органы власти и предпринимают насильственные действия по отношению к супруге (супругу), требуют признания в измене. Следует отметить, что чем меньше доказательств измены, тем пышнее бред.

Временами больные диссимулируют свои болезненные переживания. В таких случаях иногда применяют пробу Кантаровича – внутривенно вводят 30 – 50 мл 20% раствора этилового спирта на дистиллированной воде, не сообщая больному о введении алкоголя. Через несколько минут, будучи в состоянии алкогольной эйфории, он становится разговорчивым и откровенным. Это помогает врачу своевременно определить психопатологическую симптоматику больного, правильно установить диагноз и назначить соответствующее лечение.

Алкогольный параноид длится в течение нескольких месяцев. Лечение проводится с помощью нейролептических средств. Кроме того, назначают инсулин в гипогликемических дозах, проводят витаминотерапию. В конце 80-х годов XIX в. С. С. Корсаков описал психоз, в последующем названный его именем – корсаковский психоз. Клиническая картина этого заболевания, развивающегося чаще всего в возрасте около 50 лет при многолетнем злоупотреблении алкоголем, характеризуется амнестическим синдромом и алкогольным полиневритом. У больного нарушается способность к запоминанию (фиксации) текущих событий, в то же время как память на давно прошедшие явления относительно сохраняется. Больной не может запомнить, обедал ли он, осматривал ли его врач, читал ли он книгу, слушал ли радио, приходили ли родственники. В связи с глубоким нарушением памяти он дезориентирован в месте, времени, не может сказать, когда его госпитализировали, не знает числа, месяца, года. Пробелы памяти заполняются псевдореминисценциями, реже – конфабуляциями. Наблюдаются вялость, апатия, иногда тревога, боязливость. Больной некритически относится к своему состоянию, однако грубого интеллектуального снижения не наступает.

Заболевание протекает многие месяцы и даже годы, а в тяжелых случаях носит прогредиентный характер, причем нарастают амнестические, появляется безволие, сужается круг интересов.

Лечение больных корсаковским психозом сводится к назначению в больших количествах витаминов В1, В6 и никотиновой кислоты, а также инъекций магния сульфата, глюкозы, димедрола. При беспокойстве рекомендуются транквилизаторы, а также ноотропил, пирацетам, аминалон. Алкогольный псевдопаралич встречается относительно редко. На фоне глубокого снижения интеллектуальной деятельности, памяти возникают повышенное настроение (эйфория), бредовые идеи величия, дизартрия, симптом Арджила Робертсона, тремор конечностей и мимической мускулатуры. Течение алкогольного псевдопаралича, так же как и корсаковского психоза, длительное. При алкогольном псевдопараличе в отличие от психических нарушений, проявляющихся при прогрессирующем параличе, специфические серологические реакции отрицательны; прогноз благоприятен. Лечение алкогольного псевдопаралича аналогично терапии корсаковского психоза. Энцефалопатия Гайе – Вернике возникает преимущественно у мужчин в среднем возрасте. Это одна из наиболее тяжелых форм алкогольных психозов. Болезнь начинается с появления острого делирия, сменяющегося оглушенностью, спутанностью сознания. Характерны дезориентировка, снижение интеллекта, нарушение памяти. Болезнь протекает тяжело и может закончиться глубоким слабоумием. Внешне больные выглядят старше своих лет, физически истощены. Кожа у них бледная, сухая, шелушащаяся, иногда, наоборот, потная, влажная. Отдельные дилириозные эпизоды могут повторяться с последующим углублением интоксикационных расстройств, нарушением памяти, парезом глазодвигательных мышц. При энцефалопатии Гайе-Вернике возможны эпилептиформные припадки (алкогольная эпилепсия). Для лечения применяют дегидратационную, общеукрепляющую (витамины В1, РР, С в больших дозах) и симптоматическую терапию.

источник