Меню Рубрики

Канцероматоз брюшной полости асцит прогноз

Асцит брюшной полости при онкологии, раке желудка и кишечника, канцероматозе брюшины — прогноз, сколько живут, лечение, химиотерапия, как лечить?

Когда у больного выявляется онкология, асцит нередко становится главным спутником таких заболеваний. Современная медицина научилась выявлять причины подобного осложнения и вырабатывать правильную стратегию лечения. Для положительных прогнозов важно не упустить первые стадии развития провокаторов водянки. Поэтому есть смысл подробно описать симптомы асцита брюшной полости при онкологии, рассказать о том, какое лечение может быть использовано тогда, когда диагностирован злокачественный асцит и канцероматоз брюшины.

Скопление ультрафильтрата в брюшине происходит не при всех видах онкологии, асцит становится спутником рака желудка и толстой кишки, колоректального рака, онкологии поджелудочной железы, молочной железы, яичников и матки. Для того чтобы понять, почему развивается раковый асцит при онкологии и как лечить его, необходимо определить параметры нормы. Ежедневно у здорового человека в брюшной полости происходит постоянная циркуляция жидкости, процессы ее вырабатывания и всасывания происходят в динамическом равновесии, то есть, сколько жидкости вырабатывается, столько же и всасывается тканями внутренних органов.

Когда же возникает раковый асцит? Причин развития опасного осложнения много. Перечислим самые основные и сделаем прогнозы.

Что происходит, когда развивается асцит брюшной полости при онкологии? Каковы прогнозы, сколько живут люди с подобными заболеваниями? На париетальном и висцеральном листе брюшины активно начинают оседать злокачественные клетки. Они провоцируют нарушение работы резорбтивной функции. Лимфатические сосуды плохо справляются со своей работой, поэтому жидкость постепенно начинает скапливаться в животе. Так формируется канцероматоз брюшины и асцит. Виновником осложнения является тесный контакт брюшины с органами, в которых развивается онкология, очень плотное прилегание складок брюшины друг к другу, обильная сеть лимфатических и кровеносных сосудов, расположенных в описываемом органе.

Когда развивается канцероматоз брюшины и асцит, прогноз, в большинстве случаев, неблагоприятный. И все потому, что разветвленная сетка лимфатических и кровеносных сосудов, расположенных в серозной оболочке брюшины, общается не только с близко расположенными органами, но и со всем организмом. В результате этого метастазы очень быстро распространяются по всему организму.

Чаще всего канцероматоз брюшины и асцит возникают по причине развития онкологии – рака желудка, кишечника и яичников. Попадание раковых клеток на стенки брюшины может происходить вследствие проведения хирургического вмешательства по поводу удаления опухолей, прорастания опухоли в стенки брюшины, метастазирования раковых клеток при помощи тока крови и лимфатической системы. При канцероматозе злокачественный асцит может произойти и после химиотерапии, спровоцировать его появление способна и раковая интоксикация. Сказать однозначно, сколько живут люди с подобными осложнениями, довольно сложно, каждый организм индивидуален, но врачи больше года таким больным не дают.

Распознать симптомы канцероматоза самостоятельно довольно трудно, практически невозможно. И все потому, он является следствием, а не причиной. На первое место выходят симптомы первичного заболевания. Но если они сочетаются с тупой и ноющей болью в животе, с увеличением объема талии при заметной потере веса, с нарушениями пищеварения, с тошнотой и редкой рвотой, можно подозревать онкологию и асцит. И вот тут уже прогноз неутешительный.

Очень часто медики диагностируют асцит брюшной полости при раке печени. Почему в этом случае онкология дает толчок формированию жидкости? Ответов несколько:

  • Чужеродная злокачественная ткань постоянно растет. По мере своего роста она начинает сдавливать главную артерию печени – воротную вену. Вследствие этого формируется высокое давление, которое выталкивает лимфу в брюшную полость.
  • В других случаях злокачественный асцит, формируется потому, что больная печень перестает вырабатывать альбумин – белок, который удерживает жидкую составляющую крови в руслах сосудов. Именно поэтому жидкость начинает двигаться туда, где белка альбумина больше всего – в брюшину.
  • На увеличение количества жидкости реагируют и почки, из-за недостатка жидкости они вырабатывают специальные вещества, которые способствуют повышению артериального давления. Оно тоже способствует образованию ракового асцита.

Лечение асцита при онкологии печени сводится к удалению жидкости из живота путем дренажа. Консервативная терапия и использование мочегонных препаратов возможно только на ранних стадиях водянки живота, если внутри брюшной полости скапливается большое количество транссудата, избавиться от него можно только при помощи лапароцентеза. Отвечая на вопрос, сколько живут больные после такой операции, медики обращают внимание на то, что цирроз печени, как и канцероматоз, очень опасен. Но современная наука продвинулась так далеко вперед, что многие ситуации позволяют делать положительные прогнозы.

Ограничение приема соли тогда, когда асцит брюшной полости спровоцировала такая онкология, не вводится. Оно вызывает заметное ухудшение состояние больного, химиотерапия позволяет сохранить все функции брюшины и подарит больному фору на два месяца вперед, замечено, что химиотерапия при асците помогает в 60% случаях (в 40% прогнозы неблагоприятные). Облегчить состояние пациента в такой ситуации помогает и паллиативная операция.

В пяти процентах случаях при раке кишечника и желудка формируется асцит. Клиническая картина этого грозного союза довольно сложная. Больной чувствует постоянное распирание желудка, тяжесть в животе, абдоминальные боли, метеоризм. Он жалуется на сильную изжогу, кислую отрыжку, проблемы с пищеварением, чередование запоров с поносами. При большом количестве транссудата появляется отдышка при ходьбе, при опорожнении возможны небольшие кровотечения.

Когда диагностируется асцит брюшной полости при онкологии, многих интересует вопрос, сколько живут больные с таким осложнением? Ответить на него однозначно сложно. Прогнозы могут быть разные. Когда развивается терминальная стадия, водянка не ухудшает состояние того, у кого была выявлена онкология, лечение асцита производится при помощи диуретиков. А вот при резко выраженной водянке брюшной полости прогнозы не всегда бывают утешительными. Лишнюю жидкость, конечно, можно удалить при помощи лапароцентеза, но она снова будет скапливаться, вызывая ухудшение общего состояния больного. Повторный лапароцентез очень опасен, он провоцирует развитие других очень опасных осложнений, они и онкология часто бывают просто несовместимыми.

Выраженный терапевтический эффект имеет воздействие на этиологический фактор. Устранив опухоль при помощи операции, подавив метастазы химиотерапией, можно ликвидировать источник образования асцита. Когда устраняется основное звено в патогенезе, водянка тоже исчезает. А основное звено здесь онкология.

Еще один вопрос, который беспокоит больных раком кишечника и желудка, эффективна ли химиотерапия при асците, сколько живут пациенты с онкологией после нее. Системная химиотерапия эффективна только при раке кишечника, но не желудка. Во втором случае такое лечение носит только паллиативный характер (она обезболивает, но не более). Асцит при таком лечении не уйдет. Существуют другие виды химиотерапии, которые используются при онкологии и асците, но они не могут обеспечить положительные прогнозы. Так, например, внутрибрюшинная химиотерапия приводит к образованию спаек и к фиброзу, биологическое лечение асцита брюшной полости очень сложное в исполнении и имеет много побочных эффектов, гипертермическая химиотерапия имеет множество противопоказаний, при запущенных формах онкологии ее вообще не используют.

Зная о том, как лечить злокачественный асцит брюшной полости, можно понять, что запускать подобные болезни нельзя, чем раньше начнется лечение, тем благоприятнее могут быть прогнозы, тем точнее будет ответить на вопрос, сколько живут больные.

источник

Канцероматоз брюшины – это вторичные метастазы, поражающие плевру с брюшиной. Вторичный очаг считается опасным проявлением злокачественной патологии, снижающим шанс на выздоровление больному. Канцероматоз не относят к отдельному заболеванию. Болезнь является серьезным последствием злокачественного новообразования в печени, поджелудочной железе либо матке. Проявляется выраженными признаками онкологической интоксикации, потерей веса и асцитом.

Канцероматоз брюшной полости – это вторичный онкологический очаг, возникающий как следствие злокачественного процесса органов брюшины. Вторичный злокачественный процесс провоцирует метастазирование опухоли, развивающейся в органе малого таза или другого участка. Первичный очаг патологии при разрастании выпускает множественные метастазы в отдаленные участки организма.

Лимфогенный перенос аномальных клеток провоцирует развитие канцероматоза в брюшной полости и плевры с выраженными признаками интоксикации. Новообразование прорастает в эпителиальный слой брюшины.

Раковый патоген проникает в серозный слой и закрепляется на стенках полости. Диссеминация сопровождается последующим формированием злокачественных узелков, напоминающих зерно. Узелки увеличиваются в размерах и постепенно сливаются, образуя опухоль большого размера.

Внутрибрюшная оболочка, пораженная злокачественным новообразованием, не способна выполнять экссудативную и резорбтивную функции. В связи с этим в полости накапливается жидкость, развивается асцит.

Чаще всего патология развивается у людей с наличием раковой опухоли органов пищеварительного тракта – желудка, толстой кишки, кишечника, поджелудочной железы. Кишечный и желудочный недуг развивается стремительно, вовлекая в процесс жизненно важные системы организма. Спровоцировать заболевание у женщин может рак матки или яичников.

Поражение брюшной полости злокачественным процессом вторичного характера считается врачами неблагоприятным прогнозом течения. Болезнь плохо поддаётся терапии, что значительно усложняет жизнь пациента.

Карцинома в ткани лёгкого может спровоцировать вторичный очаг – канцероматоз лёгких. Встречаются единичные образования и множественные. Может формироваться в одном органе или сразу в обоих. Развитие протекает стремительно, что негативно сказывается на лечении и выздоровлении больного. Курсы химиотерапии останавливают увеличение опухоли на короткий период времени. Но после курса химиотерапии злокачественная клетка увеличивается в размерах ещё быстрее.

Заболевание встречается у 35% больных раком. Из этого количества у 40% первичный очаг присутствовал в органах пищеварительного тракта – желудка и поджелудочной железы. Но в медицинской практике есть примеры развития патологии из-за злокачественного процесса совершенно другого участка.

Код по МКБ-10 болезнь имеет С78.6 «Вторичное злокачественное новообразование брюшины и забрюшинного пространства. Злокачественный асцит».

Главной причиной развития канцероматоза считается первичный очаг злокачественного процесса. Раковая опухоль способна формировать метастазные ростки, которые проникают в ближайшие и отдалённые участки человеческого тела. Происходит это обычно на последней стадии болезни.

Распространение метастазов по организму происходит:

  • С кровью либо лимфой.
  • Первичный раковый очаг проникает в брюшную полость с последующим закреплением на стенках полости.
  • После хирургического удаления первой раковой опухоли.

Внутрибрюшная полость совместно с серозной оболочкой имеет площадь равную 2 м2. Раковые ростки, проникая в данную область, способны сформироваться на огромном участке. Стенки и складки органа соприкасаются друг с другом, что увеличивает скорость развития патологии.

Стремительное формирование патологии провоцирует наличие сопутствующих факторов:

  • Брюшная полость находится в опасной близости с органами желудочно-кишечного тракта.
  • Внутренние складки постоянно соприкасаются друг с другом.
  • Присутствует огромное количество кровеносных и лимфатических сосудов.

Формирование новообразований происходит на участках, не подверженных перистальтике кишечника. Размер первичного очага влияет на риск развития канцероматоза. Чем крупнее опухоль, тем быстрее и глубже происходит проникание метастазов в ткани брюшины.

Недифференцированный рак желудка всегда сопровождается формированием канцероматоза.

При раке первичного очага у больного присутствуют выраженные симптомы поражения конкретного органа. Но в некоторых ситуациях первые признаки опасного заболевания появляются при канцероматозе. Именно это позволяет заподозрить болезнь и поставить правильный диагноз.

Патология обнаруживает следующие признаки:

  • Появляются приступообразные болевые спазмы в области живота – постоянные или периодические, с ноющим характером.
  • У больного резко увеличивается живот при заметной общей потере веса – в брюшной полости происходит накопление жидкости.
  • Наблюдаются приступы тошноты с ротными позывами.
  • Болевые ощущения с коликами в области живота.
  • Сбой в работе кишечника – длительный запор сменяет диарея.
  • Отмечается выраженная мышечная слабость.
  • Температура тела принимает термальные показатели на фоне яркого озноба.
  • Усиленное потоотделение.
  • Сильные головные боли и боли в мышцах.

Болезнь протекает на фоне стремительного ухудшения самочувствия больного. Человек доставляется по скорой в отделение хирургии или гастроэнтерологии. В стационаре после диагностирования ставится правильный и точный диагноз.

Канцероматоз брюшной полости классифицируют согласно расположению метастазных отростков и их количеству:

  • Стадия Р1 характеризуется локальным расположением узла с одним злокачественным поражением.
  • На стадии Р2 присутствует несколько раковых участков, подтверждающих болезнь. Между пораженными очагами выявляются участки здоровых тканей.
  • Стадия Р3 соответствует 4 степени злокачественности. Выявляется множество злокачественных новообразований с признаками слияния в единый очаг.

Выявить болезнь без проведения обследования врач может у пациента онкологического центра с терапией раковой болезни. В остальных случаях требуется проведение расширенного обследования организма больного. Диагностика включает следующие процедуры:

  • На УЗИ исследуют органы брюшины с малым тазом. Здесь же выявляется первичный очаг с признаками внутренних изменений в ткани органа. Врач определяет размер, форму и точную локализацию образования.
  • При помощи компьютерной томографии изучают орган структурно. По КТ определяются все злокачественные участки, структура с локализацией.
  • МРТ и МСКТ проводят с использованием контраста – это позволяет обнаружить отдаленные метастазы и степень поражения лимфатических узлов.
  • Лапароскопия требуется для внутреннего изучения поражённых стенок брюшины и получения биологического образца. Образец исследуется в лаборатории биопсическим методом.
  • Кровь изучается анализом ОТ-ПЦР. Врачи на основе данного анализа точно выясняет место первичного очага болезни.

Порой установить первичный участок развития патологии не удаётся. В остальных случаях методы диагностики дают подробную информацию о заболевании. Обследование позволяет установить степень поражения организма и назначить адекватное лечение.

Процесс лечения пациента с диагнозом канцероматоза брюшины долгий и сложный. Результат может быть положительным и отрицательным. Неблагоприятный результат терапии случается чаще. Болезнь можно вылечить на ранних сроках развития и с применением новейших методик и аппаратуры в медицине. В основном применяется хирургическое иссечение злокачественного уплотнения с курсами химиотерапии. В последние годы разработано много новых эффективных методов борьбы с онкологией. Медицина не останавливается на этом и ищет новые варианты лечения.

Удаление опухоли хирургическим методом проводится с иссечением первичного очага, больных лимфатических узлов. Также возможно удаление органов, поражённых раковыми клетками – матки, желчного пузыря, участка толстого или тонкого кишечника и сигмовидной кишки.

Химиотерапия применяется как отдельное лечение, так и совместное с оперативным методом. В последнее время врачи предпочитают использовать перитонеальный гипертермический способ химиотерапии. Основа метода характеризуется вводом лекарственных препаратов в брюшную полость при помощи горячего воздуха. Иногда это делают сразу после операции или в период проведения операции.

Противоопухолевый раствор держат в полости 60 мин. Затем выводят. За это время происходит непрерывная циркуляция лечебного раствора, который уничтожает злокачественные патогены.

Выявление первичного очага патологии считается первоочередной задачей врачей. Обнаружение болезни с точными размерами и степенью развития позволяет провести полное лечение. Это повышает шанс пациента на выздоровление.

Читайте также:  История болезни гепатит цирроз асцит

Локализация патологии в доступном и операбельном месте позволяет провести хирургическое иссечение узла. После операции назначаются курсы химиотерапии и облучения гамма-лучами. Дозировки и курсы подбираются индивидуально согласно физическим показателям и медицинским исследованиям пациента.

Параллельно основным способам лечения используется симптоматическое купирование негативных симптомов болезни:

  • Делается специальный прокол для вывода лишней жидкости из брюшины.
  • Болевой синдром блокируется приемом обезболивающих препаратов.
  • Назначаются пробиотики для улучшения перистальтики органов пищеварения.
  • Вводятся капельницы с физрастворами для восполнения витаминного и минерального дефицита.
  • Мочегонные средства способствуют выводу лишней жидкости.
  • Корректируется питание – назначается специальная диета.

Пациент постоянно находится под наблюдением лечащего врача. После курса терапии проводится повторное диагностирование организма. Требуется это для корректировки терапии.

Срок жизни больного зависит от степени поражения организма онкологическим процессом. Сколько проживёт человек, врач сказать не сможет точно. Зависит это от физических показателей и психологического настроя больного.

Поражение незначительного участка брюшины – процент выживаемости выше у пациентов. Продолжительность жизни составляет до 3 лет и более. Если первичный очаг поддаётся лечению, шансы увеличиваются.

При поражении большей площади органа прогноз для пациента неблагоприятный. Летальный исход диагностируется через несколько месяцев. Применяется паллиативная терапия для купирования болевых синдромов и психологического дискомфорта.

При данном заболевании всё зависит от срока выявления и психологического настроя пациента. Доказано учёными, что позитивный настрой на выздоровление значительно увеличивал шансы на выздоровление и долгую жизнь.

источник

Канцероматоз брюшины — опухолевое поражение листков слизистой оболочки, покрывающей органы и внутреннюю стенку живота. Преимущественно обусловлен разрастанием метастазов рака в брюшной полости, иногда возможно развитие первичного злокачественного процесса — мезотелиомы в самой брюшине.

Метастатическое поражение правильнее называть «карциноматоз», поскольку карцинома — синоним рака. Аналогично метастазы саркомы в брюшину именуют «саркоматоз».

Частое, но не обязательное проявление перитонеального канцероматоза — выработка асцитической жидкости. С асцитом или без, но поражение брюшины злокачественным процессом всегда угрожает жизни больного и требует очень непростого лечения.

Не всякая оторвавшаяся от материнской раковой опухоли клетка способна стать метастазом, в кровеносном русле погибает львиная доля циркулирующих злокачественных клеток. Для обретения способности стать метастазом раковая клетка должна измениться внутренне — научиться вырабатывать вещества, позволяющие самостоятельно жить и внедриться в другом месте, подавляя нормальные клетки.

Оторвавшиеся от узла клетки мигрируют на большие расстояния, раздвигая нормальные клетки, имплантируются в брюшную слизистую, способны даже внедряться внутрь других клеток. После закрепления на местности, начинается размножение и образование целой клеточной колонии.

Кроме переноса метастатических клеток по крови и лимфе, распространение идёт и внутри полости живота — трансцеломически. Не совсем ясно почему злокачественные клетки задерживаются в брюшине, предполагается благотворное действие микроклимата. Большинство метастазов находят в местах с более спокойной обстановкой и слабой перистальтикой органов, или там, где активно всасывается внутрибрюшная жидкость.

Часто клетки «разбрасываются» во время операции, причём при лапароскопическом вмешательстве вероятность обсеменения вдвое ниже, чем при классической хирургии. Во время операции обязательно проводится профилактика раковой диссеминации путём неоднократной обработки специальными растворами, но самый эффективный способ очищения от диссеминатов — внутриполостная химиотерапия на фоне гипертермии (HIPEC).

Перитонеальный канцероматоз диагностируют у каждого третьего пациента с новообразованием желудочно-кишечного тракта. Метастазы по брюшине характерны для карцином желудка и поджелудочной железы — поражается до 40% пациентов. При раке кишечника канцероматоз обнаруживают только у десятой части больных.
Максимально высокий процент обусловлен злокачественными процессами яичников — на момент выявления болезни две из трёх пациенток уже имеют опухолевые узлы на брюшине.

Вероятность канцероматоза зависит от степени агрессивности раковых клеток и величины первичной опухоли, так при тотальном инфильтративном раке желудка его выявляют чаще, чем при локальном процессе, не разрушившем наружную серозную оболочку органа.

Тем не менее, ни при одном из злокачественных процессов любой локализации, будь то рак молочной железы или простаты, лёгкого или носоглотки, не исключается внутрибрюшинное метастазирование. Посмертно канцероматозные изменения выявляют у каждого третьего, погибшего от прогрессирования заболевания.

Для сарком такая локализация метастазов нетипична, саркоматоз брюшины констатируется едва ли у трёх из сотни больных. В редчайших случаях совершенно доброкачественные по гистологии муцинозные аденома аппендикса и цистаденома яичников тоже способны привести к обсеменению брюшины с выработкой гелеобразного секрета.

У одного из миллиона, и много чаще это будет женщина, выявляют муцинозную аденому аппендикса или муцинозную цистаденому яичников, в последующем часто приводящие к обсеменению брюшины. Распространение аденомуцинозных клеток в полости живота с выработкой гелеобразного секрета именуют уже «псевдомиксома», зачастую при в этой стадии заболевания не удаётся определить первоисточник опухоли.

Не представляет трудности выявление опухолевого поражения брюшины при асците, в отсутствии выработки патологического секрета диагностика опирается на визуализацию — УЗИ и КТ с контрастированием.

При УЗИ на внутреннем листке, прилежащем к мышцам брюшной стенки, в норме очень тонком и незаметном, можно увидеть напластования толщиной в несколько сантиметров, практически не прослеживаются только мелкие узелки.

КТ с контрастным усилением много информативнее УЗИ, способно выявить сантиметровые образования. Наиболее точный диагностический метод — лапароскопия. Это обследование обязательно при карциноме желудка, при раке яичников предпочтительна операция — диагностика и лечение одновременно.

Для точного определения первоисточника злокачественного процесса исследуется асцитическая жидкость, получаемая при лапароскопии или пункции. Из экссудата выделяют осадок, который изучают под микроскопом и проводят специфические реакции — ПЦР и ИГХ.

На этапе первичной диагностики ПЭТ не всегда информативна, поскольку далеко не все злокачественные клетки легкого, печени, почек способны накапливать изотопы.
Вне всяких сомнений, самый оптимальный метод диагностики — получение кусочка опухолевой ткани для исследования. Биопсия не целесообразна при известном источнике метастазов и после недавнего лечения первичного рака.

Стадирование перитонеального канцероматоза нельзя назвать точным, все классификации приблизительны в определении объёма повреждений и не уточняют локализацию узлов. Зачастую, стадирование даёт общее представление о прогнозе эффективности лечебных мероприятий, нежели информирует о настоящем состоянии внутри полости живота.
Разработанная японскими специалистами градация опухолевого распространения по трём степеням, учитывает общий объём поражения, без числа и размеров очагов:

  1. P1 — ограниченное;
  2. P2 — разделённые нормальной тканью очаги;
  3. P3 — множество узлов.

Во время операции хирурги определяют индекс перитонеального канцероматоза (РСI), измеряя узелки в 13 регионах полости, общая сумма баллов влияет на тактику лечения, в первую очередь, на возможность удаления брюшины — перитонэктомию и целесообразность внутриполостной химиотерапии. При некоторых злокачественных процессах прибегают к сложным формулам расчёта РСI.
Наибольшее представление о размерах ракового повреждения даёт стадирование по степеням:

  • 0 — в полости чисто;
  • I — в одной анатомической зоне узелки до 5 мм;
  • II — множественные узелки до 5 мм;
  • III — локальное поражение 0.5–2 см;
  • IV — 2-сантиметровые узелки

Течение канцероматоза определяется не столько размером метастатического узла, сколь клеточной потенцией к прогрессии и выработке асцитической жидкости, общей площадью опухолевой трансформации и клиническими проявлениями.

Перитонеальный канцероматоз небольшой протяжённости может не проявлять себя симптомами, особенно в отсутствии выработки асцитической жидкости. С другой стороны, жидкость может продуцироваться и при отсутствии видимых метастазов.
Как правило, симптоматика неспецифична и в разном наборе могут отмечаться:

  • меняющие локализацию болезненные ощущения, а чаще — непонятный дискомфорт в полости живота;
  • нарастающая слабость до утраты работоспособности;
  • потеря веса при стабильном диетическом режиме;
  • прогрессирующее снижение аппетита;
  • функциональные нарушения со стороны органов ЖКТ.

Дальнейшее нарастание раковых повреждений сопровождается опухолевой интоксикацией, сдавление желудка опухолевыми узлами осложняется тошнотой и рвотой, кишечника — запорами и поносами с усугублением частичной непроходимости. Распад крупных узлов может вызывать боли и повышение температуры.

Асцит нарушает процесс дыхания и вызывает сердечную недостаточность с постоянными отёками, а частая эвакуация патологической жидкости приводит к белковой недостаточности.

Ни один из современных методов лечения канцероматоза не гарантирует радикального удаления опухоли, не способен излечить, но может улучшить состояние и существенно продлить жизнь.

Хирургическое лечение канцероматоза технически сложное для оперирующей бригады и трудно переносимое пациентом, поскольку предполагает удаление первичного рака, увеличенных лимфатических узлов, сальниковых сумок и всех видимых опухолевых образований вместе с брюшиной.

Перитонэктомия — многоэтапное вмешательство, включающее удаление нескольких органов и отделов брюшной полости. В результате операции пациент может остаться без селезёнки, желчного пузыря, части кишечника, матки с придатками.

Стандарт терапии канцероматоза — химиотерапия системная и локальная — внутрибрюшинная после удаления асцита или через лапаропорт, установленный во время операции. Эффективность лекарственной терапии невысокая, за исключением случаев первичного рака яичников. Таргетные и иммуно-онкологические препараты только изучаются в клинических испытаниях.

Наиболее высокий эффект демонстрирует комбинация 3 методов лечения рака:

  1. операция с максимально возможным удалением злокачественных новообразований — циторедукция;
  2. локальная внутрибрюшинная гипертермия;
  3. внутриполостное введение химиопрепаратов.

Использование во время хирургического вмешательства интраперитонеальной гипертермической химиотерапии (ИГХТ или HIPEC) позволяет максимально долго поддерживать очень высокую концентрацию цитостатика непосредственно в зоне поражения и усилить лекарственное воздействие нагреванием тканей. При весьма скромных исторических результатах хирургического вмешательства устойчивой к цитостатикам псевдомиксомы только HIPEC открывает пациентам перспективу на долгую жизнь.

Технология ИГХТ такова: в течение полутора часов внутрь брюшной полости под давлением подаётся нагретый химиопрепарат в дозе, существенно превышающей максимально разрешённую для внутривенного введения. За счёт локального использования изменяется спектр токсических реакций, исключается опасное для жизни повреждение кроветворения, но возможна боль в животе и временное нарушение функционирования органов ЖКТ.

Интраоперационная фотодинамическая терапия (ФДТ), когда на выявленные с помощью фотосенсибилизатора очаги опухоли воздействуют лазером, уступает HIPEC по результативности, поскольку лазером невозможно проникнуть во все «закоулки» брюшной полости. Тем не менее, целесообразно использование фотодинамический терапии при крупных и немногочисленных раковых узлах.

На течение процесса влияет объём поражения на момент начала терапии, степень злокачественности опухоли, в свою очередь определяющая чувствительность к химиотерапии. Основополагающее влияние оказывает талант и опыт хирурга, и несомненно, правильность выбора лечебной тактики.

Однозначно революционные результаты в клинических испытаниях показала только HIPEC. После интраоперационной гипертермической ХТ пятилетняя выживаемость при канцероматозе рака желудка выросла максимально до 20%, все прочие методы исключали столь долгое дожитие. При раке толстой кишки с метастазами по брюшине каждый третий пациент прожил более 5 лет, при карциноме слепой кишки и аппендикса — шестеро из десяти вступили во вторую пятилетку жизни.

источник

LHIPEC – новое в лечении рака органов брюшной полости 4 стадии: рак желудка, рак кишечника, рак яичников.

Данный материал подготовлен медицинским координатором нашего центра и врачами – онкологами из Новосибирска и Владивостока в результате медицинской стажировки в Корею (30.09 – 05.10.2019) в клинику СЭМ на изучение современного метода LHIPEC для лечения пациентов с диагнозом: рак желудка, рак кишечника, рак яичников 3 и 4 стадии, с метастазами в брюшной полости, асцитом и канцероматозом.

В данной статье также использована информация из зарубежных научных исследований и публикаций, предоставленных доктором Ли, онкологом, главврачом клиники СЭМ, Корея, и практикующим хирургом по методике LHIPEC.

Метастазы в брюшной полости.

Это вторичные злокачественные образования, источником которых стала первичная опухоль, могут образовываться в лимфоузлах, в соседних и даже отдаленных органах, в костях. Метастазы разделяют на одиночные, множественные, мелкие и крупные, опасные и менее опасные.

Канцероматоз.

Канцероматоз брюшины – это метастатическое поражение стенок брюшной полости и поверхностей тканей органов. Как правило, канцероматоз – это признак 3 или 4 стадии рака, чаще терминальной, то есть заключительной стадии развития онкологии. Обычно это множественное поражение тканей, в виде белых бугристых плотных образований. Далее мы расскажем, как эти образования меняются после проведения операции LHIPEC.

Асцит в брюшной полости – это свободная жидкость, которая появляется в результате прогрессирования онкологии (важно, чаще асцит является следствием цирроза печени, реже – онкологии). Жидкость скапливается в брюшине, ее может быть мало, а может быть несколько литров. При онкологии жидкость содержит в себе атипичные (злокачественные) клетки.

Мало кто обращает внимание из пациентов на данный фактор, но спайки – опасная проблема для пациента. Дело в том, что ткани нашей брюшной полости имеют так называемый слипчивый характер. При перенесенных операциях, закрытых травмах живота, лучевой терапии может происходить «склеивание» органов между собой или со стенками брюшины. Само склеивание выглядит как белые фиброзные ткани разной плотности и длины, крепко соединяющие органы и стенки брюшины там, где этого не должно быть. Такой процесс может привести даже к летальному исходу как одно из осложнений лечения.

Если диагноз онкология поставлен, то в зависимости от условий, назначают операцию, химиотерапию, лучевую терапию. Современные способы лечения рака сегодня также включают иммунотерапию, таргетную терапию, криоабляцию, гипертермию и многое другое.

Удивительно, но иногда именно смешение типов лечения дает совершенно новый результат и прорыв в лечение рака, особенно при последних стадиях. Именно так появилась методика LHIPEC.

Есть обычная химиотерапия. Для каждого вида рака – свой протокол, часто даже несколько, если первая линия не помогла или у пациента развилась химиорезистентность, то есть привыкание к данному препарату, назначают другой протокол.

Есть обычная операция, хирургическое удаление образования. Операция бывает лапароскопической (малоинвазивное вмешательство через 2-3 прокола с использованием эндоскопического оборудования) и лапаротомическая, то есть с открытым доступом.

Есть гипертермия. Это нагревание того места пациента, где локализуется опухоль, как бы «прогревание» до 44-45 градусов. Данный метод используют для усиления эффекта от лечения химиотерапией или лучевой терапией, так как высокая температура пагубно сказывается на злокачественных клетках, в то время как здоровые клетки способны ее выдержать.

Инртаоперационный HIPEC – объединение этих трех методов лечения: химиотерапия, открытая операция и гипертермия.

Сначала получилась открытая операция с применением HIPEC: после удаления образования и возможно лимфоузлов, пациенту в течение 40 минут промывают брюшную полость химиопрепаратом, подогретым до 39 градусов, после чего сшивают место доступа и заканчивают операцию.

Читайте также:  Препараты от асцита отзывы

The New England Journal of Medicine, 18 января 2018. Группа ученых и онкологов Голландии и Дании. Публикация результатов клинических испытаний применения HIPEC.

  • 245 пациентов с раком яичников 3 стадии (1 группа 123 чел. без и 2 группа 122 чел. с HIPEC)
  • Клинические испытания длились с апреля 2007 по апрель 2016 годов
  • 3 курса неоадъювантной (до операционной) химиотерапии (карбоплатин + пакситаксел)
  • Оперативное удаление образования
  • Внутрибрюшинная гипертермическая химиотерапия в конце операции (цисплатин)

Средняя продолжительность ремиссии без рецидива рака:

  • 1 группа = 10,7 месяцев
  • 2 группа = 14, 2 месяца

Средняя выживаемость пациентов в течение 4,7 лет наблюдения:

  • 1 группа = 38 %
  • 2 группа = 50 %

Исследования метода «горячей» химиотерапии во время операции показали, что этот метод может быть очень эффективным в вопросе продления жизни пациента с раком органов брюшной полости на 3 и 4 стадиях, и даже позволяет добиться большего процента пятилетней выживаемости пациентов с тяжелой степенью рака.

Единственная проблема: этот метод применим один раз, во время открытой операции. Как только ученые и врачи это поняли, начался следующий этап исследований: сделать эту процедуру повторной, для усиления эффективности лечения рака.

Так появился метод LHIPEC – лапароскопическая внутрибрюшинная гипертермическая химиотерапия. Это смешение тех же методов: химиотерапия, операция и гипертермия, только в данной случае малоинвазивная операция, через 2-3 прокола с помощью эндоскопов, что позволяет повторять процедуру несколько раз (от 2 до 10) с интервалом 3-4 недели.

LHIPEC позволяет локально воздействовать на опухоль, метастазы, канцероматоз, избавиться от асцита и запустить процесс уничтожения атипичных клеток. В отличие от системной химиотерапии, которая при 4 стадии рака помогает лишь поддерживать состояние больного, но не лечить.

На сегодня, пожалуй, это единственное средство лечения рака желудка, рака кишечника, рака яичников и других (список ниже в таблице), которое позволяет эффективно избавиться от продуцирования асцита, от канцероматоза и метастаз в брюшной полости.

LHIPEC – это оперативное вмешательство, осуществляется под общим наркозом, средняя продолжительность операции около 1,5 – 2 часов. В области брюшной полости хирург делает 2-3 прокола для введения камеры и одного или двух эндоскопов, с помощью которых он сможет:

  • откачать асцит,
  • взять жидкость на анализ,
  • взять образец ткани из канцероматозного образования брюшной стенки,
  • по возможности разделить спайки для нормальной циркуляции последующей химиотерапии и максимального доступа ко всей пораженной площади в брюшной полости.

Это все называется ревизия брюшной полости. При этом опытный хирург оценивает общий объем поражения брюшной полости по специальной шкале PCI, считает количество откаченной жидкости, оценивает состояние плотности и жизнеспособности канцероматозных тканей и спаечных тканей.

По окончании всех процедур устанавливаются трубки вместо эндоскопов и подключается аппарат для промывания брюшной полости химиотерапией. Подобранный под диагноз препарат или комбинация препаратов подогревается до 41-42 градусов по Цельсию, поступает в брюшную полость, циркулирует и откачивается через другую трубку уже с температурой 39-40 градусов. Процедура длится около 60-90 минут в зависимости от состояния пациента, после чего откачивается вся возможная свободная жидкость, оборудование снимается, накладываются швы.

Данный метод назначается пациентам при условии наличия метастаз в брюшной полости, канцероматоза и асцита. В основном, наиболее сильный эффект проявляется у пациентов с диагнозом рак желудка, рак кишечника, рак яичников, мезотелиома. Реже под условия участия попадали пациенты с диагнозом рак матки, рак поджелудочной железы, рак желчного пузыря.

LHIPEC проводят от 1 до 10 раз. Все зависит от диагноза, от стадии рака, от состояния брюшной полости и самого пациента, от подобранных препаратов и ответной реакции организма. Ниже в таблице приведены данные по количеству раз и эффективности.

источник

Когда у больного выявляется онкология, асцит нередко становится главным спутником таких заболеваний. Современная медицина научилась выявлять причины подобного осложнения и вырабатывать правильную стратегию лечения. Для положительных прогнозов важно не упустить первые стадии развития провокаторов водянки. Поэтому есть смысл подробно описать симптомы асцита брюшной полости при онкологии, рассказать о том, какое лечение может быть использовано тогда, когда диагностирован злокачественный асцит и канцероматоз брюшины.

Скопление ультрафильтрата в брюшине происходит не при всех видах онкологии, асцит становится спутником рака желудка и толстой кишки, колоректального рака, онкологии поджелудочной железы, молочной железы, яичников и матки. Для того чтобы понять, почему развивается раковый асцит при онкологии и как лечить его, необходимо определить параметры нормы. Ежедневно у здорового человека в брюшной полости происходит постоянная циркуляция жидкости, процессы ее вырабатывания и всасывания происходят в динамическом равновесии, то есть, сколько жидкости вырабатывается, столько же и всасывается тканями внутренних органов.

Когда же возникает раковый асцит? Причин развития опасного осложнения много. Перечислим самые основные и сделаем прогнозы.

Что происходит, когда развивается асцит брюшной полости при онкологии? Каковы прогнозы, сколько живут люди с подобными заболеваниями? На париетальном и висцеральном листе брюшины активно начинают оседать злокачественные клетки. Они провоцируют нарушение работы резорбтивной функции. Лимфатические сосуды плохо справляются со своей работой, поэтому жидкость постепенно начинает скапливаться в животе. Так формируется канцероматоз брюшины и асцит. Виновником осложнения является тесный контакт брюшины с органами, в которых развивается онкология, очень плотное прилегание складок брюшины друг к другу, обильная сеть лимфатических и кровеносных сосудов, расположенных в описываемом органе.

Когда развивается канцероматоз брюшины и асцит, прогноз, в большинстве случаев, неблагоприятный. И все потому, что разветвленная сетка лимфатических и кровеносных сосудов, расположенных в серозной оболочке брюшины, общается не только с близко расположенными органами, но и со всем организмом. В результате этого метастазы очень быстро распространяются по всему организму.

Чаще всего канцероматоз брюшины и асцит возникают по причине развития онкологии – рака желудка, кишечника и яичников. Попадание раковых клеток на стенки брюшины может происходить вследствие проведения хирургического вмешательства по поводу удаления опухолей, прорастания опухоли в стенки брюшины, метастазирования раковых клеток при помощи тока крови и лимфатической системы. При канцероматозе злокачественный асцит может произойти и после химиотерапии, спровоцировать его появление способна и раковая интоксикация. Сказать однозначно, сколько живут люди с подобными осложнениями, довольно сложно, каждый организм индивидуален, но врачи больше года таким больным не дают.

Распознать симптомы канцероматоза самостоятельно довольно трудно, практически невозможно. И все потому, он является следствием, а не причиной. На первое место выходят симптомы первичного заболевания. Но если они сочетаются с тупой и ноющей болью в животе, с увеличением объема талии при заметной потере веса, с нарушениями пищеварения, с тошнотой и редкой рвотой, можно подозревать онкологию и асцит. И вот тут уже прогноз неутешительный.

Очень часто медики диагностируют асцит брюшной полости при раке печени. Почему в этом случае онкология дает толчок формированию жидкости? Ответов несколько:

  • Чужеродная злокачественная ткань постоянно растет. По мере своего роста она начинает сдавливать главную артерию печени – воротную вену. Вследствие этого формируется высокое давление, которое выталкивает лимфу в брюшную полость.
  • В других случаях злокачественный асцит, формируется потому, что больная печень перестает вырабатывать альбумин – белок, который удерживает жидкую составляющую крови в руслах сосудов. Именно поэтому жидкость начинает двигаться туда, где белка альбумина больше всего – в брюшину.
  • На увеличение количества жидкости реагируют и почки, из-за недостатка жидкости они вырабатывают специальные вещества, которые способствуют повышению артериального давления. Оно тоже способствует образованию ракового асцита.

Лечение асцита при онкологии печени сводится к удалению жидкости из живота путем дренажа. Консервативная терапия и использование мочегонных препаратов возможно только на ранних стадиях водянки живота, если внутри брюшной полости скапливается большое количество транссудата, избавиться от него можно только при помощи лапароцентеза. Отвечая на вопрос, сколько живут больные после такой операции, медики обращают внимание на то, что цирроз печени, как и канцероматоз, очень опасен. Но современная наука продвинулась так далеко вперед, что многие ситуации позволяют делать положительные прогнозы.

Ограничение приема соли тогда, когда асцит брюшной полости спровоцировала такая онкология, не вводится. Оно вызывает заметное ухудшение состояние больного, химиотерапия позволяет сохранить все функции брюшины и подарит больному фору на два месяца вперед, замечено, что химиотерапия при асците помогает в 60% случаях (в 40% прогнозы неблагоприятные). Облегчить состояние пациента в такой ситуации помогает и паллиативная операция.

В пяти процентах случаях при раке кишечника и желудка формируется асцит. Клиническая картина этого грозного союза довольно сложная. Больной чувствует постоянное распирание желудка, тяжесть в животе, абдоминальные боли, метеоризм. Он жалуется на сильную изжогу, кислую отрыжку, проблемы с пищеварением, чередование запоров с поносами. При большом количестве транссудата появляется отдышка при ходьбе, при опорожнении возможны небольшие кровотечения.

Когда диагностируется асцит брюшной полости при онкологии, многих интересует вопрос, сколько живут больные с таким осложнением? Ответить на него однозначно сложно. Прогнозы могут быть разные. Когда развивается терминальная стадия, водянка не ухудшает состояние того, у кого была выявлена онкология, лечение асцита производится при помощи диуретиков. А вот при резко выраженной водянке брюшной полости прогнозы не всегда бывают утешительными. Лишнюю жидкость, конечно, можно удалить при помощи лапароцентеза, но она снова будет скапливаться, вызывая ухудшение общего состояния больного. Повторный лапароцентез очень опасен, он провоцирует развитие других очень опасных осложнений, они и онкология часто бывают просто несовместимыми.

Выраженный терапевтический эффект имеет воздействие на этиологический фактор. Устранив опухоль при помощи операции, подавив метастазы химиотерапией, можно ликвидировать источник образования асцита. Когда устраняется основное звено в патогенезе, водянка тоже исчезает. А основное звено здесь онкология.

Еще один вопрос, который беспокоит больных раком кишечника и желудка, эффективна ли химиотерапия при асците, сколько живут пациенты с онкологией после нее. Системная химиотерапия эффективна только при раке кишечника, но не желудка. Во втором случае такое лечение носит только паллиативный характер (она обезболивает, но не более). Асцит при таком лечении не уйдет. Существуют другие виды химиотерапии, которые используются при онкологии и асците, но они не могут обеспечить положительные прогнозы. Так, например, внутрибрюшинная химиотерапия приводит к образованию спаек и к фиброзу, биологическое лечение асцита брюшной полости очень сложное в исполнении и имеет много побочных эффектов, гипертермическая химиотерапия имеет множество противопоказаний, при запущенных формах онкологии ее вообще не используют.

Зная о том, как лечить злокачественный асцит брюшной полости, можно понять, что запускать подобные болезни нельзя, чем раньше начнется лечение, тем благоприятнее могут быть прогнозы, тем точнее будет ответить на вопрос, сколько живут больные.

Канцероматоз брюшины — опухолевое поражение листков слизистой оболочки, покрывающей органы и внутреннюю стенку живота. Преимущественно обусловлен разрастанием метастазов рака в брюшной полости, иногда возможно развитие первичного злокачественного процесса — мезотелиомы в самой брюшине.

Метастатическое поражение правильнее называть «карциноматоз», поскольку карцинома — синоним рака. Аналогично метастазы саркомы в брюшину именуют «саркоматоз».

Частое, но не обязательное проявление перитонеального канцероматоза — выработка асцитической жидкости. С асцитом или без, но поражение брюшины злокачественным процессом всегда угрожает жизни больного и требует очень непростого лечения.

Не всякая оторвавшаяся от материнской раковой опухоли клетка способна стать метастазом, в кровеносном русле погибает львиная доля циркулирующих злокачественных клеток. Для обретения способности стать метастазом раковая клетка должна измениться внутренне — научиться вырабатывать вещества, позволяющие самостоятельно жить и внедриться в другом месте, подавляя нормальные клетки.

Оторвавшиеся от узла клетки мигрируют на большие расстояния, раздвигая нормальные клетки, имплантируются в брюшную слизистую, способны даже внедряться внутрь других клеток. После закрепления на местности, начинается размножение и образование целой клеточной колонии.

Кроме переноса метастатических клеток по крови и лимфе, распространение идёт и внутри полости живота — трансцеломически. Не совсем ясно почему злокачественные клетки задерживаются в брюшине, предполагается благотворное действие микроклимата. Большинство метастазов находят в местах с более спокойной обстановкой и слабой перистальтикой органов, или там, где активно всасывается внутрибрюшная жидкость.

Часто клетки «разбрасываются» во время операции, причём при лапароскопическом вмешательстве вероятность обсеменения вдвое ниже, чем при классической хирургии. Во время операции обязательно проводится профилактика раковой диссеминации путём неоднократной обработки специальными растворами, но самый эффективный способ очищения от диссеминатов — внутриполостная химиотерапия на фоне гипертермии (HIPEC).

Перитонеальный канцероматоз диагностируют у каждого третьего пациента с новообразованием желудочно-кишечного тракта. Метастазы по брюшине характерны для карцином желудка и поджелудочной железы — поражается до 40% пациентов. При раке кишечника канцероматоз обнаруживают только у десятой части больных.
Максимально высокий процент обусловлен злокачественными процессами яичников — на момент выявления болезни две из трёх пациенток уже имеют опухолевые узлы на брюшине.

Вероятность канцероматоза зависит от степени агрессивности раковых клеток и величины первичной опухоли, так при тотальном инфильтративном раке желудка его выявляют чаще, чем при локальном процессе, не разрушившем наружную серозную оболочку органа.

Тем не менее, ни при одном из злокачественных процессов любой локализации, будь то рак молочной железы или простаты, лёгкого или носоглотки, не исключается внутрибрюшинное метастазирование. Посмертно канцероматозные изменения выявляют у каждого третьего, погибшего от прогрессирования заболевания.

Для сарком такая локализация метастазов нетипична, саркоматоз брюшины констатируется едва ли у трёх из сотни больных. В редчайших случаях совершенно доброкачественные по гистологии муцинозные аденома аппендикса и цистаденома яичников тоже способны привести к обсеменению брюшины с выработкой гелеобразного секрета.

У одного из миллиона, и много чаще это будет женщина, выявляют муцинозную аденому аппендикса или муцинозную цистаденому яичников, в последующем часто приводящие к обсеменению брюшины. Распространение аденомуцинозных клеток в полости живота с выработкой гелеобразного секрета именуют уже «псевдомиксома», зачастую при в этой стадии заболевания не удаётся определить первоисточник опухоли.

Не представляет трудности выявление опухолевого поражения брюшины при асците, в отсутствии выработки патологического секрета диагностика опирается на визуализацию — УЗИ и КТ с контрастированием.

При УЗИ на внутреннем листке, прилежащем к мышцам брюшной стенки, в норме очень тонком и незаметном, можно увидеть напластования толщиной в несколько сантиметров, практически не прослеживаются только мелкие узелки.

Читайте также:  Может ли асцит быть сам по себе

КТ с контрастным усилением много информативнее УЗИ, способно выявить сантиметровые образования. Наиболее точный диагностический метод — лапароскопия. Это обследование обязательно при карциноме желудка, при раке яичников предпочтительна операция — диагностика и лечение одновременно.

Для точного определения первоисточника злокачественного процесса исследуется асцитическая жидкость, получаемая при лапароскопии или пункции. Из экссудата выделяют осадок, который изучают под микроскопом и проводят специфические реакции — ПЦР и ИГХ.

На этапе первичной диагностики ПЭТ не всегда информативна, поскольку далеко не все злокачественные клетки легкого, печени, почек способны накапливать изотопы.
Вне всяких сомнений, самый оптимальный метод диагностики — получение кусочка опухолевой ткани для исследования. Биопсия не целесообразна при известном источнике метастазов и после недавнего лечения первичного рака.

Стадирование перитонеального канцероматоза нельзя назвать точным, все классификации приблизительны в определении объёма повреждений и не уточняют локализацию узлов. Зачастую, стадирование даёт общее представление о прогнозе эффективности лечебных мероприятий, нежели информирует о настоящем состоянии внутри полости живота.
Разработанная японскими специалистами градация опухолевого распространения по трём степеням, учитывает общий объём поражения, без числа и размеров очагов:

  1. P1 — ограниченное;
  2. P2 — разделённые нормальной тканью очаги;
  3. P3 — множество узлов.

Во время операции хирурги определяют индекс перитонеального канцероматоза (РСI), измеряя узелки в 13 регионах полости, общая сумма баллов влияет на тактику лечения, в первую очередь, на возможность удаления брюшины — перитонэктомию и целесообразность внутриполостной химиотерапии. При некоторых злокачественных процессах прибегают к сложным формулам расчёта РСI.
Наибольшее представление о размерах ракового повреждения даёт стадирование по степеням:

  • 0 — в полости чисто;
  • I — в одной анатомической зоне узелки до 5 мм;
  • II — множественные узелки до 5 мм;
  • III — локальное поражение 0.5–2 см;
  • IV — 2-сантиметровые узелки

Течение канцероматоза определяется не столько размером метастатического узла, сколь клеточной потенцией к прогрессии и выработке асцитической жидкости, общей площадью опухолевой трансформации и клиническими проявлениями.

Перитонеальный канцероматоз небольшой протяжённости может не проявлять себя симптомами, особенно в отсутствии выработки асцитической жидкости. С другой стороны, жидкость может продуцироваться и при отсутствии видимых метастазов.
Как правило, симптоматика неспецифична и в разном наборе могут отмечаться:

  • меняющие локализацию болезненные ощущения, а чаще — непонятный дискомфорт в полости живота;
  • нарастающая слабость до утраты работоспособности;
  • потеря веса при стабильном диетическом режиме;
  • прогрессирующее снижение аппетита;
  • функциональные нарушения со стороны органов ЖКТ.

Дальнейшее нарастание раковых повреждений сопровождается опухолевой интоксикацией, сдавление желудка опухолевыми узлами осложняется тошнотой и рвотой, кишечника — запорами и поносами с усугублением частичной непроходимости. Распад крупных узлов может вызывать боли и повышение температуры.

Асцит нарушает процесс дыхания и вызывает сердечную недостаточность с постоянными отёками, а частая эвакуация патологической жидкости приводит к белковой недостаточности.

Ни один из современных методов лечения канцероматоза не гарантирует радикального удаления опухоли, не способен излечить, но может улучшить состояние и существенно продлить жизнь.

Хирургическое лечение канцероматоза технически сложное для оперирующей бригады и трудно переносимое пациентом, поскольку предполагает удаление первичного рака, увеличенных лимфатических узлов, сальниковых сумок и всех видимых опухолевых образований вместе с брюшиной.

Перитонэктомия — многоэтапное вмешательство, включающее удаление нескольких органов и отделов брюшной полости. В результате операции пациент может остаться без селезёнки, желчного пузыря, части кишечника, матки с придатками.

Стандарт терапии канцероматоза — химиотерапия системная и локальная — внутрибрюшинная после удаления асцита или через лапаропорт, установленный во время операции. Эффективность лекарственной терапии невысокая, за исключением случаев первичного рака яичников. Таргетные и иммуно-онкологические препараты только изучаются в клинических испытаниях.

Наиболее высокий эффект демонстрирует комбинация 3 методов лечения рака:

  1. операция с максимально возможным удалением злокачественных новообразований — циторедукция;
  2. локальная внутрибрюшинная гипертермия;
  3. внутриполостное введение химиопрепаратов.

Использование во время хирургического вмешательства интраперитонеальной гипертермической химиотерапии (ИГХТ или HIPEC) позволяет максимально долго поддерживать очень высокую концентрацию цитостатика непосредственно в зоне поражения и усилить лекарственное воздействие нагреванием тканей. При весьма скромных исторических результатах хирургического вмешательства устойчивой к цитостатикам псевдомиксомы только HIPEC открывает пациентам перспективу на долгую жизнь.

Технология ИГХТ такова: в течение полутора часов внутрь брюшной полости под давлением подаётся нагретый химиопрепарат в дозе, существенно превышающей максимально разрешённую для внутривенного введения. За счёт локального использования изменяется спектр токсических реакций, исключается опасное для жизни повреждение кроветворения, но возможна боль в животе и временное нарушение функционирования органов ЖКТ.

Интраоперационная фотодинамическая терапия (ФДТ), когда на выявленные с помощью фотосенсибилизатора очаги опухоли воздействуют лазером, уступает HIPEC по результативности, поскольку лазером невозможно проникнуть во все «закоулки» брюшной полости. Тем не менее, целесообразно использование фотодинамический терапии при крупных и немногочисленных раковых узлах.

На течение процесса влияет объём поражения на момент начала терапии, степень злокачественности опухоли, в свою очередь определяющая чувствительность к химиотерапии. Основополагающее влияние оказывает талант и опыт хирурга, и несомненно, правильность выбора лечебной тактики.

Однозначно революционные результаты в клинических испытаниях показала только HIPEC. После интраоперационной гипертермической ХТ пятилетняя выживаемость при канцероматозе рака желудка выросла максимально до 20%, все прочие методы исключали столь долгое дожитие. При раке толстой кишки с метастазами по брюшине каждый третий пациент прожил более 5 лет, при карциноме слепой кишки и аппендикса — шестеро из десяти вступили во вторую пятилетку жизни.

Одно из страшных заболеваний, которому подвержены только женщины, является рак яичников. Этот диагноз уверенно занимает 5 место по числу распространения онкологии среди представительниц женского пола. Статистические данные сообщают, что это заболевание не является одним из самых распространенных, но при этом имеет тяжелые последствия и случаи летального исхода. Более того, если ранее этот диагноз встречался у женщин, возраст которых превысил 40 лет, то сегодня он заметно помолодел. Одним из самых опасных развитий этого диагноза считается асцит при раке яичников, составляя около 60% летальных случаев от общего числа смертельных исходов при онкологии яичников.

Асцит при раке яичников проявляется как выход жидкости в брюшину. Этот процесс и считается основной причиной воспаления, абсцесса, развития некротических процессов и смерти.

• Асцит может иметь визуальное проявление в виде серьезного отека, он может локализоваться в области живота, гениталий и ног. Очень сильные отеки сигнализируют об асците и требуют срочного медицинского вмешательства.

• Известны случаи, когда асцит сопровождается интенсивным болевым синдромом. Болевые ощущения подобны тем, которые люди испытывают при аппендиците – резкая и тянущая боль внизу живота. Чтобы справиться с мучительными ощущениями, необходимо срочно обратиться в больницу, где врачи выведут жидкость из полости брюшины с помощью специальных препаратов. Стоит отметить, что асцит может проходить безболезненно.

• Наличие жидкости увеличивает размеры не только самого яичника, но и опухоли. Возникновение жидкости связано с разрушением лимфатических сосудов. Присутствие ее в яичнике является причиной его разрыва. Поставить диагноз асцит, если жидкости менее чем 140 мл визуально невозможно. В случаях, когда количество жидкости превышает эту цифру, асцит может диагностироваться врачом на осмотре и при пальпации. Кроме того, в некоторых случаях происходит очень быстрый и сильный рост живота, а также несимметричное выпирание одной части брюшины.

Все эти признаки сигнализируют об асците и требуют срочного вмешательства специалистов. Утешительным моментом этого заболевания является то, что асцит является ожидаемым, и врачи ведут постоянное наблюдение за пациенткой, чтобы при первых его проявлениях спасти больную. Такой подход исключает опасности развития болезни и смерти пациентки. При постановке диагноза асцит, жидкость обязательно берут на анализ, чтобы точно знать ее состав, а также присутствует ли в ней болезнетворная флора. Отталкиваясь от этих данных, врачи подбирают лечение больной и принимают необходимые меры, чтобы избежать летального исхода. Вся опасность состоит в том, что начавшиеся выделения жидкости из яичника в брюшную полость очень тяжело остановить, и контролировать данный процесс, чтобы учитывать количество жидкости. Поэтому единственно верным выходом для решения проблемы является химиотерапия или оперативное вмешательство.

Бессимптомное протекание болезни рак яичников опасно его развитием и обнаружением только на последних стадиях, когда раковые клетки разрушают не только яичник, но и смежные органы. Лечение в этом случае проходит очень тяжело и долго с применением оперативного вмешательства, а также химиотерапии и лучевой терапии. Для более, чем половины случаев характерно обнаружение заболевания на 3 или 4 стадиях, когда опухоль переходит на брюшину. Подобное разрастание в медицине называется канцероматоз брюшины при раке яичников. Такой исход болезни объясняется тем, что проявляется она в виде неспецифических симптомов: тянущая боль внизу живота, утомляемость, резкое снижение веса, а также увеличение объемов живота. Как правило, подобные признаки, не дают причин усомниться в своем здоровье и не являются поводом для беспокойства. Кроме того, исследование и диагностика с помощью самых современных и дорогих аппаратов, таких как томограф, не всегда может подтвердить наличие рака яичников на первых 2 стадиях его развития. Вся сложность в том, что опухоль локализуется в определенном месте и с помощью томографа очень тяжело обнаружить это место распространения раковых клеток.

Обнаружив рак яичников, врачи назначают операцию по удалению опухоли и органа или системы органов, на которых происходит развитие раковых клеток. Затем больной проходит курс химиотерапии, которая направлена на их полное удаление в организме. При правильном и своевременном лечении цель достигается и человек выздоравливает. Но самым опасным явлением при раке яичников считается возникновение рецидива, причем в этом диагнозе он встречается очень часто и является больше правилом, чем исключением. Лечение рецидивов при раке яичников малоэффективно при помощи химиотерапии, в силу высокого роста раковых клеток. В этом случае все силы врачей и других медицинских работников направлены на поддержания жизни пациентки с помощью контроля симптомов болезни рак яичников. Метастазы начинают распространяться по другим органам, значительно сокращая шансы на выживание. Когда химиотерапевтические мероприятия не приносят результатов, показывающих положительную динамику, к рецидиву относят как к неизлечимому заболеванию. В этом случае срок жизни ограничивается периодом между 8 и 15 месяцами.

Канцероматоз брюшины при раке яичников имеет ряд явных симптомов, к которым относятся неприятные болевые ощущения в животе, асцит, высокая утомляемость, приводящая к упадку сил, а также регулярная кишечная непроходимость. Последний симптом связан с разрастанием опухоли до больших размеров, и тем самым происходит закупоривание кишечника, что в итоге приводит в смерти больной.

Но американским ученым разработана специальная методика проведения операции при рецидиве, которая позволяет спасти больную женщину. С ее помощью можно удалить любые опухолевые образования, которые локализовались в брюшной полости. Безусловно, это очень тяжелая операция, проходящая в несколько этапов и требующая специальных знаний, умений, а также осуществляемая с помощью специализированной операционной техники. Очень важно, что в ходе операции предусмотрены минимальные потери крови, а все возникшие раны при помощи электрохирургического скальпеля удается закрыть, что сводит до минимума срастание тканей и помогает избежать спайки. На первом этапе операции при диагнозе рак яичников, метастазы и видимые раковые клетки удаляются. После чего приступают к удалению пораженных органов и той части брюшины, которая была подвержена болезни. В результате этих действий все видимые раковые клетки удалены. Но этого не достаточного для полной борьбы с болезнью. Оставшиеся раковые клетки, которые не поддаются визуальному исследованию, нейтрализуются с помощью промывания брюшной полости. На 2 этапе операции специальным раствором цитостатика, который изначально подогревается, происходит истребление оставшихся раковых клеток. Таким образом, вся операция сводится к удалению больших раковых узлов и промывания брюшной полости. С помощью специального прибора для подогрева раствор доводят до температуры 41-42 градуса. Это условие крайне необходимо: высокая температура раствора помогает привести раковые клетки к отеку, а в здоровых клетках при этом только усилиться кровообращение. В результате раковые клетки повреждаются, и происходит некроз опухоли, от недостаточного количества кислорода начинается ее гипоксия. Кроме того, происходит меньшее поступление питательных веществ к раковым клеткам и развитие ацидоза опухоли. Совокупность этих процессов оказывает губительное воздействие только на раковые клетки организма, а здоровые остаются в неизменном состоянии. После операции, процедуры по промыванию не завершаются, а проводятся еще в течение 3 дней, но концентрация раствора намного слабее. Это необходимо для того, чтобы оградить организм от развития спаек. Безусловно, такая тяжелая и сложная операция потребует больших временных затрат, а также хорошей работы всей команды врачей и другого медицинского персонала. От приложенных усилий, а также искусства выполнения всей операции зависит человеческая жизнь, которая является самым главным приоритетом для каждого врача. После операции пациент требует не меньшего внимания для полного восстановления сил.

Конечно, операция – это серьезная нагрузка на организм, поэтому чтобы восстановить силы в кратчайшие сроки необходимо дополнительное питание организма различными витаминами и полезными элементами. В этот момент идеально подойдет такой препарат, как Трансфер фактор.
Трансфер фактор являет собой особое средство, насыщенное специальными клетками, то есть носителями информации о любых заболеваниях, которые сейчас известны в мире. В основе этого продукта лежит коровье молозиво – натуральный элемент.
Следует отметить, что Трансфер фактор представляет собой неаллергический препарат. Благодаря своему натуральному составу, каждый из нас может принимать его во время обострений, а также в качестве профилактических мер.
Наш иммунитет работает только благодаря тому, что владеет специальными трансфер-клетками. При помощи Трансфер фактора кровь человека насыщается ими, тем самым увеличивая процент обнаружения различных микробов, болезней. А, как вы понимаете, чем быстрее болезнь будет обнаружена, тем скорее произойдет ее уничтожения. То есть в большинстве случаев мы даже не подозреваем о наличии какого-либо заболевания в организме, так как оно уничтожается еще до момента появления симптомов.

источник